Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217

DOI: https://doi.org/10.18454/IRJ.2016.48.100

Скачать PDF ( ) Страницы: 61-64 Выпуск: № 6 (48) Часть 4 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Сальникова Н. В. РЕЧЕВЫЕ СТРАТЕГИИ МАНИПУЛИРОВАНИЯ СОЗНАНИЕМ В СМИ / Н. В. Сальникова, Д. Ш. Магомедова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2016. — № 6 (48) Часть 4 . — С. 61—64. — URL: http://research-journal.org/languages/rechevye-strategii-manipulirovaniya-soznaniem-v-smi/ (дата обращения: 26.05.2017. ). doi: 10.18454/IRJ.2016.48.100
Сальникова Н. В. РЕЧЕВЫЕ СТРАТЕГИИ МАНИПУЛИРОВАНИЯ СОЗНАНИЕМ В СМИ / Н. В. Сальникова, Д. Ш. Магомедова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2016. — № 6 (48) Часть 4 . — С. 61—64. doi: 10.18454/IRJ.2016.48.100

Импортировать


РЕЧЕВЫЕ СТРАТЕГИИ МАНИПУЛИРОВАНИЯ СОЗНАНИЕМ В СМИ

Сальникова Н.В.1, Магомедова Д.Ш.2

1Кандидат филологических наук, доцент, Северо-Кавказский федеральный университет, 2Студент (бакалавриат), Северо-Кавказский федеральный университет

РЕЧЕВЫЕ СТРАТЕГИИ МАНИПУЛИРОВАНИЯ СОЗНАНИЕМ В СМИ

                                                                                                              Аннотация

В статье рассматриваются речевые стратегии манипулирования сознанием на примере русской и британской прессы, выделяются и характеризуются виды речевых стратегий. Медиадискурс политической направленности рассматривается как семантически связанная структура, содержащая определенный набор идеологем. Отмечается манипулятивный характер речевых стратегий, реализуемых языковыми средствами моделирования реальности в прессе. Анализ данных языковых средств осуществляется на материале статей ведущих печатных изданий Великобритании и России.

Ключевые слова: речевая стратегия, СМИ, медиадискурс, манипуляция, речевой образ, самопрезентация, дискредитация, аргументативная стратегия.

Salnikova N.V.1, Magomedova D.Sh.2

1PhD in Philology, Associate professor, North-Caucasus Federal University, 2Undergraduating student (Bachelor), North-Caucasus Federal University

SPEECH STRATEGIES OF MANIPULATION OF CONSCIOUSNESS IN MASS MEDIA

                                                                                                                   Abstract

The article deals with speech strategies of manipulation of consciousness resting upon Russian and British press. The article identifies and describes the types of speech strategies. The mediadiscourse of the political character is considered as a conjoint structure containing the definite set of ideologeme. It is marked the manipulative character of speech strategies that are realized by language means of reality modelling in the press. The analysis of given language means is executed on the materials of articles of leading publications of Great Britain and Russia.

Keywords: speech strategy, Mass Media, media-discourse, manipulation, speech image, self-presentation, discredit, strategy of argumentation.

Изобилие различных инструментов речевого манипулирования сознанием собеседника включает также речевые стратегии и тактики. Это набор приемов, позволяющих скрасить речь, тем самым придав высказываниям такое представление, которое соответствует целям манипулятора.

В СМИ часто верх одерживает не тот, кто располагает точными фактами, а тот, кто умеет быстро и точно анализировать речь оппонента, быстро реагировать на неё и в соответствии с ней продуктивно выстраивать свою речь. Самым важным для манипулятора является использование такой формы выражения, которая оказала бы убедительное воздействие на адресата.         Использование речевых стратегий помогает собеседнику сначала внутренне согласиться с манипулятором, затем подкрепить свое согласие конкретными действиями. Такие приемы манипулирования сознанием широко используются в рекламе и предвыборной агитации.

Иссерс О.С. отмечает, что заимствованное прагматикой из военного искусства понятие стратегии опирается не на взаимодействие, а на победу, которая означает результативное воздействие на слушателя, изменение его модели мира в желательном для говорящего направлении» (Иссерс 2000: с. 293). Михальская А.К. дает более глубокое определение коммуникативной стратегии, выделяя две глобальные коммуникативные тенденции: к сближению и к индивидуальности. «Предпочтение (выбор) одной из возможных тенденций … и проявление этого предпочтения в речевом общении назовем коммуникативной стратегией» (Михальская 1996: 98).

Под речевой стратегией мы будем понимать систему речевых приемов, выполняющую воздействующую функцию на сознание реципиента.

Е. И. Шейгал выделяет в медиадискурсе следующие виды стратегий:

· стратегия вуалирования (затушевывания нежелательной информации);

· стратегия мистификации (сокрытие истины, сознательное введение в заблуждение);

· стратегия анонимности (деперсонализации) как прием снятия ответственности (Шейгал 2004: 57).

В нашей работе мы будем опираться на речевые стратегии, предложенные О.С. Иссерс. Иссерс О.С. выделяет речевые стратегии самопрезентации, семантические речевые стратегии, аргументативные стратегии, стратегии дискредитации, манипулятивные стратегии, стратегии речевых действий (Иссерс 2006: 248). Речевые стратегии самопрезентации реализуются в названиях политических партий, в языковых образах политических деятелей, в обращении к оппозициям (Иссерс 2006: 249). Выступая отправителем информации, определяя свое речевое поведение, политик создает модель получателя, определяет притягательные для него концепты и вводит их в состав речевых стратегий самопрезентации. Семантическая связность медиадискурса объясняется тем, что в нем используется определенный набор идеологем. Идеологема — языковая единица, значение которой покрывает идеологический денотат или наслаивается на семантику, скрывающую неидеологический денотат (Купина 2005: 217).  К семантическим стратегиям можно отнести использование лексем, связанных с традиционными идеологемами политического дискурса и их переосмыслением (народ, партия, власть, свобода, патриотизм), а также новыми идеологемами сознания (честность, порядочность, достоинство, благополучие) (Иссерс 2006: 300). Сальникова Н.В. также считает, что одним из основных средств убеждения является обращение к ценностным установкам. Аксиологическая составляющая риторики, выделяющая ценностные реакции аудитории, позволяет оказать прагматическое воздействие выступления, когда ритор выбирает стандарт, психологические идеи и взгляды, отражающие желания народа (Сальникова 2011: 13). Семантическая стратегия направлена на создание у адресата представления о такой же системе ценностей, что и у политического деятеля. К аргументативным стратегиям современного политического дискурса относятся:

· определение проблемной ситуации (необходимость перемены власти);

· выбор способа достижения результата (объявление себя действенной силой);

· выбор действия созидательного характера («Мы готовы отстаивать идеалы», «Мы будем добиваться победы»);

· определение конечного результата (получение власти или возможность воздействовать на власть) (Иссерс 2006: 302).

Цель стратегии дискредитации — подрыв доверия к политическому деятелю, его унижение или опорочивание. Дискредитация включает приемы обвинения и оскорбления, для которых характерно употребление номинаций с резко отрицательной окраской, оценочных эпитетов с отрицательным компонентом значения (Иссерс 2006: 302).

Кара-Мурза С.Г. под манипуляцией понимает «вид применения власти, при котором обладающий ею влияет на поведение других, не раскрывая характер поведения, которое он от них ожидает» (Кара-Мурза 2009: 5). Итак, манипуляция — это совокупность приемов скрытого психологического воздействия с целью внушения каких- либо идей, изменения мнений людей относительно неких явлений и суждений. Основными составляющими манипулятивной стратегии являются сокрытие и искажение информации, гиперболизация, «поспешное» обобщение (Иссерс 2006: 303). Скрывая либо изменяя точные факты каких-либо событий, политические деятели посредством СМИ зачастую устраивают ловушки для своих противников, а аудитория принимает данные сведения за истину.

Медиадискурс искусно манипулирует с самим понятием истины, выдавая субъективное за объективное. В этот процесс входят комиссивы, в которых даются обещания и обязательства исполнить желательные для адресата действия. (Иссерс 2006: 303). Директивы производят эффект гипнотического внушения и подталкивания адресата к принятию желаемого решения. (Иссерс 2006: 303).

Все речевые стратегии современного медиадискурса взаимодействуют между собой и выполняют одну функцию: оказание воздействия на адресата, убеждение в принятии выгодного для манипулятора решения.

Для анализа речевых стратегий как средств манипулирования сознанием были выбраны статьи из ведущих электронных версий газет Великобритании и России. Тематика выбранных статей связана с периодом обострения политических отношений между Россией и Западом 2014-2016 гг.. Обострение общей международной ситуации, резкое противостояние между Россией и Западом находят свое отражение во всех СМИ. Таким образом, институт СМИ, содержащий различные языковые и речевые средства, представляет собой главное орудие манипулирования сознанием.

Обратимся к статьям британских СМИ для выявления речевых стратегий манипулятивного воздействия.

В предложенном отрывке речи президента США прослеживается яркий пример стратегии самопрезентации: «For seven years, Ive confronted this evolving threat each morning in my intelligence briefing. And since the day I took this office, I’ve authorized U.S. forces to take out terrorists abroad precisely because I know how real the danger is. As Commander-in-Chief, I have no greater responsibility than the security of the American people (Guardian 07/1215)На протяжении семи лет я каждое утро сталкиваюсь с этой нарастающей угрозой на утренних разведывательных брифингах. Придя к власти, я распорядился, чтобы американские войска уничтожали террористов за рубежом, потому что мне известно, насколько реальна эта опасность. Как у главнокомандующего, у меня нет выше долга, чем обеспечение безопасности американского народа». Использование таких выражений, как «Ive authorized» (я распорядился), «As CommanderinChief, I have no greater responsibility, than» (как у главнокомандующего, у меня нет выше долга, чем) помогает президенту представить себя в образе защитника и вождя народа, знающего пути решения возникших проблем.

Следующий отрывок из статьи содержит стратегию дискредитации «When Russian bombs began to drop on targets within Syria, many analysts warned that Putin was making a sizable mistake himself by inserting Russia into the middle of Syria’s intractable civil war. Other experts have labeled Putin a strategic grandmaster running circles around his Western counterparts (The Observer 03/10/15)Когда российские бомбы начали падать на цели в Сирии, многие аналитики стали предупреждать, что Путин сам делает большую ошибку, втягивая Россию в болото трудноразрешимой гражданской войны. Другие эксперты называют Путина стратегическим гроссмейстером, нарезающим круги вокруг своих западных партнеров». Используя выражения «Putin was making a sizable mistake» (Путин сам делает большую ошибку), «experts have labeled Putin a strategic grandmaster» (эксперты называют Путина стратегическим гроссмейстером) автор статьи старается подорвать доверительное отношение читателей к президенту России.

В высказывании: «There seems to be an allegiance of blind patriotism in certain aspects of American society. Ive seen a bit of this patriotism firsthand» (The Guardian 19/04/14)- Кажется, что относительно некоторых аспектов жизни американского общества существует преданность слепого патриотизма. Я почувствовал эту преданность на собственном примере» Ричард Моррис указывает на чувство преданности американцев своему народу для обоснования необходимости поддержания патриотического духа в собственной стране. Данное предложение является примером семантической речевой стратегии.

Выяснено, что отрывок статьи «The mayor of Ukraine’s second largest city was fighting for his life yesterday after an assassination ­attempt for which the Kremlin was blamed. Hennadiy Kernes, mayor of Kharkiv, the only major city in the east where the insurgency has made no headway, was shot in the back while out exercising. The murder attempt came on a day when the United States imposed sanctions on a Russian oil baron who is one of President Putin’s closest allies (The Times 28/04/2014)Мэр второго по величине города Украины боролся за свою жизнь после вчерашнего покушения, в котором обвинен Кремль. Геннадий Кернес, мэр Харькова, единственного крупного города на востоке, где повстанцы топчутся на месте, был ранен в спину во время тренировки на свежем воздухе. Попытка убийства была осуществлена в день, когда Соединенные Штаты ввели санкции в отношении Российской нефтяного магната, одного из ближайших союзников президента Путина» содержит искаженную информацию, которая была использована в целях манипуляции общественным мнением. Известно, что во время написания статьи расследование данного преступления не было завершено, доказательства причастности российского чиновника к покушению не найдены. Кроме того, незадолго до покушения мэр Харькова заявил, что ему угрожает киевский военный Арсен Аваков, замешанный в убийстве командира Сашко Билого.

В предложенном отрывке мы можем рассмотреть стратегию аргументации «He said the shooting was not a random act, “but a means of control, a way to terrorize and oppress”. He said the alleged shooter, who he did not name, had imagined his deed would “incite fear and recrimination, violence and suspicion”, as “an act that he presumed would deepen divisions that trace back to our nation’s original sin” (Guardian 26/06/2015)Он заявил, что стрельба была не случайностью, “а средством контроля, способом запугивания и угнетения”. Президент также добавил, что предполагаемый стрелок, имя которого он не назвал, представил себе, что его действия вызовут страх и встречное обвинение, жестокость и подозрение”, как «действие, которое, по его предположению, углубит разногласия, восходящие к раннее существовавшему нарушению морального устоя». С помощью выражений «the shooting was not a random act, “but a means of control, a way to terrorize and oppress» (стрельба была не случайностью, “а средством контроля, способом запугивания и угнетения”), «asan act that he presumed would deepen divisions that trace back to our nations original sin”» (как «действие, которое, по его предположению, углубит разногласия, восходящие к раннее существовавшему нарушению морального устоя») президент США выразил свое мнение по поводу перестрелки, опираясь на аргументы, доказывающие предумышленный характер действий преступника.

В высказывании «David Cameron has promised fairer energy bills for everyone after backing proposals to help consumers to get the cheapest tariffs and stop energy companies overcharging (The Times 22/02/2014). — Дэвид Кэмерон уже пообещал “справедливую электроэнергию для всех” после поддержки предложения о помощи потребителям в получении самых дешевых тарифов и снижении цен, предоставляемых энергетическими компаниями» автор использовал стратегию речевых действий, а точнее – репрезентатив fairer energy bills for everyone” (справедливая электроэнергия для всех), указывающий на неистинность значения, так как премьер-министр дает обещания, но не указывает на пути решения проблемы, не уточняет экономические расчеты, что подрывает доверие читателей и истинность высказывания.

Теперь проанализируем речевые стратегии манипулирования сознанием на примере русской прессы.

Обращение Д. Медведева на XV Съезде «Единой России»: «Вместе со своими единомышленниками и партнёрами, по сути, мы представляем всю Россию. Наша партия является политическим ресурсом Президента. «Единая Россия» фактически сформировала исполнительную власть в стране – Правительство России, и мы уверенно вступаем в новый политический цикл (Коммерсант 06/02/16)» служит ярким примером стратегии самопрезентации. Премьер-министр России указывает на то, что партия «Единая Россия» играет далеко не последнюю роль в политической жизни страны, занимает лидирующее положение среди других политических организаций.

В отрывке «Проблема Европы в том, что она не проводит самостоятельной внешней политики. Вообще. Она от нее, по сути, отказалась. И передала часть своего суверенитета, может быть, одну из важнейших частей своего суверенитета, в блок», — сказал президент. «В принципе это вполне нормально, когда часть суверенитета участниками военно-политического блока передается в наднациональные органы», — добавил он. Но в данном случае часть европейского суверенитета передана не столько НАТО, сколько лидеру блока — США», — сказал Путин (Известия 20/12/15)» автор использовал такие выражения, как «Европа не проводит самостоятельной внешней политики», «часть европейского суверенитета передана не столько НАТО, сколько лидеру блока — США», используемые для подрыва доверия к Европе.

В следующем высказывании «Власти последние два года проводят в Крыму политику притеснения прав человека», — говорится в докладе на сайте организации. С 2014 года в Крыму «ухудшилось положение со свободой слова и СМИ», заявили в HRW. «Нарушения прав человека на полуострове Крым не должны остаться незамеченными международным сообществом», — высказался представитель организации Хью Вильямсон (Коммерсант 19/03/16) были использованы идеологемы «притеснение прав», «свобода слова» для внушения читателям идеи о достойной жизни, осуществления контроля за реализацией прав человека.

Примером использования искаженной информации служит следующий отрывок «На территории аэропорта в Донецке заживо сожжены верующие. Местные православные хотели встать живым щитом между воюющими сторонами (Известия 28/05/2014). Среди российских СМИ была распространена информация, что в донецком аэропорту сгорели верующие, чтобы избежать кровопролития. Немного позже в Донецкой епархии опровергли и шествие верующих в аэропорт, и их сожжение.

Далее рассмотрим отрывок речи В.В. Путина: «То есть выпустить в экономику. 400 млрд руб., дополнительно ЦБ должен эмитировать и выпустить в экономику», — заявил Путин, добавив, что подобные действия могут привести к скачку инфляции. «Если это случится, то тогда все наши усилия по поддержке малого и среднего бизнеса обнулятся… и мы развитие экономики затормозим», — аргументировал президент (Ведомости 01/03/16)». В своем высказывании президент уделяет внимание экономическим вопросам государства, приводит весомые доводы и аргументы в пользу своей точки зрения.

В отрывке «Более 800 млрд руб. в портфелях российских банков — это «сомнительные», «проблемные» и «безнадежные» розничные кредиты, выяснил Центробанк. Ситуация для банковской системы «далеко не критична», считает Хромов: банки, занимающиеся розничным кредитованием, способны выдержать такой уровень проблемных долгов, учитывая эффективные ставки, по которым они дают в долг. В 2013 г. потери российских банков по потребительским кредитам составят более 400 млрд руб., предупредило весной агентство S&P. Банкиры же уверяют, что период рискованного кредитования пройден (Ведомости 09/10/2014)» высказывания «ситуация для банковской системы «далеко не критична», «период рискованного кредитования пройден» используются в данном контексте для затемнения реального положения банковской системы, искажения истинности ситуации.

Проанализировав вышеупомянутые высказывания, мы подтвердили наше теоретическое предположение о том, что в прессе широко используются различные речевые стратегии, являющиеся средствами моделирования реальности. В первую очередь они употребляются в целях сокрытия и искажения информации, а также при создании речевого образа политиков. Использование речевых стратегий манипулирования сознания и в британских, и в русских СМИ весьма популярно.

Анализ материалов электронных версий газет Великобритании и России показал, что, данные издания используют языковые средства моделирования реальности в прессе в период обострения политических отношений между Россией и Западом для оказания определенного воздействия на читателей. Основная тематика статей связана с международными отношениями, внешней и внутренней политикой государств.

Литература

  1. Иссерс О.С. Коммуникативные стратегии и тактики русской речи/ О.С. Иссерс. – М.: URSS / УРСС; ЛКИ, 2008. — 288 с.
  2. Кара-Мурза С.Г. Манипуляция сознанием –2/ С.Г. Кара-Мурза. – М.: Эксмо; Алгоритм, 2009. – 528 с.
  3. Купина Н.А. Тоталитарный язык: словарь и речевые реакции/ Н.А. Купина. – Екатеринбург — Пермь: ЗУУНЦ, 2005. — 145 с.
  4. Михальская А.К. Основы риторики. Мысль и слово: учебное пособие/ А.К. Михальская. — М.: Просвещение, 1996. — 416 с.
  5. Сальникова Н.В. Национально-культурная риторика политического дискурса (на материале публичных выступлений Р. Рейгана и М.С. Горбачева): автореф. дис. … канд. филол. наук (10.02.19 – Теория языка)/ Н.В. Сальникова; рук. работы Т.Н. Ломтева. – Ставрополь, 2011. – 21 с.
  6. Шейгал Е.И. Семиотика политического дискурса: Дис. док. фил. наук./ Е.И. Шейгал. – Волгоград: ВГПУ, 2000. — 440 с.

References

  1. Issers O.S. Kommunikativnye strategii i taktiki russkoj rechi/ O.S. Issers. – M.: URSS / URSS; LKI, 2008. — 288 s.
  2. Kara-Murza S.G. Manipuljacija soznaniem –2/ S.G. Kara-Murza. – M.: Jeksmo; Algoritm, 2009. – 528 s.
  3. Kupina N.A. Totalitarnyj jazyk: slovar’ i rechevye reakcii/ N.A. Kupina. – Ekaterinburg — Perm’: ZUUNC, 2005. — 145 s.
  4. Mihal’skaja A.K. Osnovy ritoriki. Mysl’ i slovo: uchebnoe posobie/ A.K. Mihal’skaja. — M.: Prosveshhenie, 1996. — 416 s.
  5. Salnikova N.V. Nacional’no-kul’turnaja ritorika politicheskogo diskursa (na materiale publichnyh vystuplenij R. Rejgana i M.S. Gorbacheva): avtoref. dis. … kand. filol. nauk (10.02.19 – Teorija jazyka)/ N.V. Sal’nikova; ruk. raboty T.N. Lomteva. – Stavropol’, 2011. – 21 s.
  6. Shejgal E.I. Semiotika politicheskogo diskursa: Dis. dok. fil. nauk./ E.I. Shejgal. – Volgograd: VGPU, 2000. — 440 s.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.