Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217

Скачать PDF ( ) Страницы: 81-83 Выпуск: № 10 (52) Часть 3 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Романова Л. Н. «ПОРТРЕТЫ ЯКУТСКИХ ЖЕНЩИН» А.Е. КУЛАКОВСКОГО – ПЕРВЫЙ ПОЭТИЧЕСКИЙ ЦИКЛ В ЯКУТСКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ / Л. Н. Романова, 10.18454/IRJ.2016.52.120 // Международный научно-исследовательский журнал. — 2016. — № 10 (52) Часть 3 . — С. 81—83. — URL: http://research-journal.org/languages/portrety-yakutskix-zhenshhin-a-e-kulakovskogo-pervyj-poeticheskij-cikl-v-yakutskoj-literature/ (дата обращения: 28.05.2017. ).
Романова Л. Н. «ПОРТРЕТЫ ЯКУТСКИХ ЖЕНЩИН» А.Е. КУЛАКОВСКОГО – ПЕРВЫЙ ПОЭТИЧЕСКИЙ ЦИКЛ В ЯКУТСКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ / Л. Н. Романова, 10.18454/IRJ.2016.52.120 // Международный научно-исследовательский журнал. — 2016. — № 10 (52) Часть 3 . — С. 81—83.

Импортировать


«ПОРТРЕТЫ ЯКУТСКИХ ЖЕНЩИН» А.Е. КУЛАКОВСКОГО – ПЕРВЫЙ ПОЭТИЧЕСКИЙ ЦИКЛ В ЯКУТСКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ

Романова Л.Н.

ORCID 000-0002-4690-0907, Кандидат филологических наук, Институт гуманитарных исследований и проблем малочисленных народов Севера Сибирского отделения Российской Академии наук

«ПОРТРЕТЫ ЯКУТСКИХ ЖЕНЩИН» А.Е. КУЛАКОВСКОГО – ПЕРВЫЙ ПОЭТИЧЕСКИЙ ЦИКЛ В ЯКУТСКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ

Аннотация

В статье представлен анализ цикла «Портреты якутских женщин» А.Е. Кулаковского как первого метажанрового образования в якутской художественной литературе. Якутский поэт в создании циклов опирается на традиции устного народного творчества и классической  русской сатирической портретистики. Выявлены основные объединяющие свойства циклического образования в композиционном и образно-языковом плане. Определено, что цикл имеет структурообразующую роль в формировании сборника стихов. Так, принципы создания портретных характеристик цикла использованы и в других произведениях авторского сборника.  

Ключевые слова: цикл, портрет, якутская поэзия.

Romanova L.N.

ORCID 000-0002-4690-0907, PhD in Philology, Institute of the Humanities and the Indigenous Peoples of the North of the Siberian Branch of the Russian Academy of Sciences

“THE PORTRAITS OF THE YAKUT WOMEN” OF AU. KULAKOVSKIY – THE FIRST POETIC CYCLE IN THE YAKUT POETRY LITERATURE

Abstract

In the article is represented the cyclical analysis “The portraits of the Yakut women” of AU. Kulakovskiy as first metagenre formation in the Yakut artistic literature. Yakut poet in the creation of cycles rests on the tradition of oral people creation and classical Russian satirical portretista. Are revealed the basic uniting properties cyclic formations in the composition and descriptive-lingual plan. It is determined, that the cycle has the structure-forming role in the formation of the collection of verses. Thus, the principles of the creation of the portrait characteristics of cycle are used also in other works of author’s collection.

Keywords: cycle, portrait, the Yakut poetry.

Первым якутским поэтом Алексеем Елисеевичем Кулаковским-Ексекюлях Алексеем (1877-1926 гг.) заложены основы многих стихотворных жанров национальной литературы – от лирического стихотворения до поэмы и цикла. При этом первопоэт опирался как на традиции устной словесности (обрядовой поэзии, народных песен и т.д.), так и на литературный опыт классической русской литературы. Так, новаторским явлением зарождающейся якутской поэзии начала ХХ в. стал цикл “Портреты якутских женщин”, включенный в первое прижизненное издание Кулаковского 1924-1925 гг. «Ырыа-хоһоон» (“Песни-стихи”).

Необходимо отметить то, что якутскому художественному сознанию в целом свойственна некая “цикличность”. Стремление объединять народные песни под общим названием, по тематике и даже по ритмико-композиционным признакам (дэгэрэҥ и дьиэрэтии ырыа — ритмичная и протяжная песня) наблюдается и в обрядовой культуре народа саха, и в лирической песенной традиции (календарно-обрядовые и сезонные песни «Дьыл кэлиитин ырыата» (песни смены времен года); личные любовные песни, песни-перепевки, бытовые песни и т.д.).

В поэзии Кулаковского центральное место занимает Человек. Антропологическая линия творчества поэта выстраивается от отрицательного образа Человека к идеальному, от сатирического изображения к одическому. Нравоописательность, социально-философская направленность поэзии проявилась особенно ярко в галерее портретов, занимающих в сборнике Кулаковского одно из важных мест («Потреты якутских женщин», «Деревенская женщина», «Скупой богач», «Городская девушка», «Городские девушки», «Песня пьяного буржуя», «Песня столетней старухи», «Красивая девушка», «Проклятый до рождения», «Певец»). На концептирующее значение портретов в творчестве Кулаковского указывает и то, что им был создан цикл потретов, который стал первым сложным метажанровым образованием в истории национальной поэзии.

Цикл «Портреты якутских женщин» («Саха дьахталларын мэтириэттэрэ») представляет собой описание семи женских образов, большинство из которых представляет собой подчеркнуто антиэстетический портрет современницы поэта. В соответствии с проблематикой и сатирическим пафосом произведений цикла, отражающих пороки несовершенного общества и эмоциональное отношение автора к ним, портреты имеют утрированно-гиперболизированный, и вместе с тем реалистический характер.

Циклы портретов, при общем их тематическом (портретном) характере, отличает полигенетичность по отношению к устной традиции: с одной стороны, по форме, по способам внешней и внутренней характеристики они восходят к народным песням – туойуу, хоһуйуу (воспевание); с другой – детализированность описания, гиперболизированность, соотнесение с окружающим миром обнаруживают схожесть с эпическим описанием образов в эпосе олонхо.

Кроме того, автор, несомненно, опирается на классические образцы русской сатирической портретистики ХVΙΙΙ-ХΙХ вв. ( произведения Антиоха Кантемира, М. Ломоносова, А. Сумарокова, В. Державина, А. Пушкина и др.). Отсюда предельная обобщенность и метафоричность, фрагментарность и детализированность в малом объеме,  трагедийность сатирической интонации, сочетающей в себе лирическую, социально-политическую и философскую линии.

Портрет в литературе часто является  одной из характерных примет времени, ведь «Портрет – это летопись эпохи через галерею портретируемых» [1, 5]. Портрет в лирике – это, прежде всего, исследование Человека в его взаимосвязи с обществом, Вселенной. Поэтому в литературе он становится одним из самых важных форм отражения авторского мировидения. В этом ряду особое место занимает сатирический портрет, порожденный чувством скорби писателя о низком уровне нравственности современного ему общества. Однако при всей своей саркастичности и трагедийности, сатирический портрет, высмеивая те или иные пороки, имеет целью усовершенствовать человека и общество. Таков характер и сатирических портретов Алексея Кулаковского.

В прижизненном издании 1924-1925 гг. портреты были даны по порядковому номеру, но известно, что в рукописном варианте [2, 1-7]  произведения цикла имели конкретные названия в соответствии с характером и судьбой героинь «Хобуоччу» (“Сплетница”), «Баай хотун» (“Богатая госпожа”), «Чэпчэки» (“Ветреная”), «Албын» (“Лгунья”), «Дьүдэйбит» (“Горемычная”), «Тыллаах» (“Злоязычная”). Сравнение рукописного и окончательного (книжного) варианта произведений говорит о том, что замена названий стихов цикла на порядковые номера было обусловлено усложнением образов, расширением поэтической характеристики, неким указанием на типичность образов.

В большинстве портретов описываемые внешние признаки становятся видимым симптомом внутренних свойств человека: характера, нравов, психологических особенностей (например, неряшливость, внешняя запущенность свидетельствует о недалеком уме; насупленные брови, острые губы – злобного нрава, раздражительности, неуживчивости и т.д.).

Композиция каждого из портретов не однотипна: в одних, образ дан с социальной мотивацией нынешнего состояния героини (1-й портрет), с вкраплением «биографических» штрихов (5-й, 6-й портреты); в других показаны статичные образы, сформировавшиеся характеры без мотивационных и биографических предпосылок. Первый тип имеет характер мини-поэм, содержащих при небольшом объеме емкое повествование о судьбе женщины. Другая группа структурно и семантически очень близка к народным воспевательным песням — туойуу, хоһуйуу. Кроме того, седьмой портрет по своей форме (рифмическим параметрам), изобразительно-выразительным средствам описания близок к жанру скороговорки, о чем говорит игровой характер скороговочных усеченных выражений.

Одним из главных приемов типизации в портретах стало обширное применение пословиц и поговорок, свидетельствующих о распространенности представленных образов. Только в одном портрете якутской женщины (№2) поэт привлекает множество народных пословиц о злоязычных женщинах, что свидетельствует о типичности и распространенности этого образа: «Икки атахтаах этиhэн / Иннигэр түспэтэх, / Сытыы тыллаах / сытаан сыссыбатах» (двуногому не проспорить ее, острослову не догнать ее длинный язык); «Биир тылга / Биэс уону эппиэттээн иирэр, / Икки тылгы / Икки сүүhү этэн илгистэр» (в ответ на одно слово пятьдесят, отвечая безумствует, двум словам двести, отвечая, от злости трясется); «Бэлэhигэр биэс иҥнэлэнэн / Саҥарарын дьаабылаабат» (у нее в глотке пять иголок, не разбирает, что говорит); «Тимир тириитин кэтэн» (надев свою железную шкуру); «Хата хагдаҥ оттоох сиргэ / Хаhан эмэ олордоойоҕут» (народная пословица гласит: «Хагдаҥ оттоох сиргэ олоруо суох күтүр» (  ее нельзя сажать на сухое сено – имеется ввиду, что от злой, острой на язык женщины может загореться  сухая трава) и т.д.

В образе сплетницы и сводницы в пятом портрете Кулаковский использует выразительные, меткие пословицы: «Олбуордар остуоруйаларын / Нойосуус субурутар» (сплетни двора наизусть перечисляет), “Сип гыммыты / Ситиигэ тиhэ сылдьан / Ситэрэн сэhэргээн сэргэҕэлэтэр, / Сап гыммыты / Сапка тиhэ сылдьан / Сааhынан саҥаран саататар” (всякое шушукание на веревочку навязывает, всякое шептание на нитку нанизывает – запоминает и, от себя добавляя, складно рассказывая, людей развлекает). В «Портретах якутских женщин» народные пословицы и поговорки дополняют сатирическое изображение героинь, помогают типизации образа.

Основную архитектоническую роль во всех стихах выполняет фразовая синонимия и синтаксический параллелизм, в структуре которых соседствуют сравнительные обороты, метафоры и развернутые эпитеты и паремиологические обороты. Высока значимость в портрете образных глаголов и именных существительных с признаком обладания. Все это определяет целостность циклической структуры.

Автор также мастерски передает особенности речи героинь, свойственные их характерам (например, использование вокативов “кутукаларыам” (бедненькие мои), “биэбэкэлэриэм” (чада мои), “чыычаахтарыам” (птенчики мои); междометные восклицания удивления, возмущения и т.д.: “Эчикийэ”, “Арах пахай, айыы саат” и т.д.).

Цикл портретов Кулаковского стал одним из первых образцов социальной и психологической (нравственной) типизации в сатирической поэзии. И хотя в своих примечаниях автор, видимо, под давлением цензуры все время отмечал, что изображенные типы были характерны для прошлых веков, очевидно, что портреты имеют вневременной характер.

«Портреты якутских женщин» Кулаковского при внутреннем циклическом единстве еще имеют и внешнюю межтекстовую связь с другими стихами сборника, что позволяет говорить в определенной степени о зарождении “книжной” целостности в творчестве первого якутского поэта. Так, в имплицитный ареал «Портретов якутских женщин» включены другие стихотворения сборника «Скупой богач», «Деревенская девушка», дилогия «Городская девушка» и «Городские  девушки», «Песня столетней старухи». “Портретный” характер имеют также произведения «Обездоленный до рождения», «Песня пьяного буржуя», «Певец». Таким образом, рассмотренный нами цикл А.Е. Кулаковского в значительной степени выполняет текстообразующую, концептирующую роль в формировании книжной структуры.

Первый цикл предопределил в дальнейшем широкое развитие и популярность метажанровых образований в якутской поэзии. Цикл стал одним из излюбленных жанровых форм якутских поэтов.

 Литература

  1. Лушников Б.В. Рисунок. Портрет. – М.: Владос, 2004. – 142 с.
  2. Кулаковский А.Е. Стихи. Тетрадь Сергеева–Макарова // Архив Якутского научного центра СО РАН. Ф. 4. Оп. 26. Ед. хр. 28. Л.1-7.

References

  1. Lushnikov B.V. Pisunok. Portret [Figure. Portrait]. – M.: Vlados, 2004. –  142 p. [in Russian]
  2. Kulakovskiy AU. Stihi. Tetrad’ Sergeeva–Makarova // Arhiv Jakutskogo nauchnogo centra SO RAN. [The archive of Yakut scientific center of Siberian department of Russian Academy of Science]. F. 4. Op. 26. Ed. hr. 28. L.1-7. [in Russian]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.