Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2017.58.111

Скачать PDF ( ) Страницы: 28-32 Выпуск: № 04 (58) Часть 2 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Голованова Е. И. ЛОКАТИВНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В РУССКИХ НАИМЕНОВАНИЯХ ЛИЦ ПО ПРОФЕССИИ / Е. И. Голованова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2017. — № 04 (58) Часть 2. — С. 28—32. — URL: http://research-journal.org/languages/lokativnaya-xarakteristika-deyatelnosti-v-russkix-naimenovaniyax-lic-po-professii/ (дата обращения: 28.04.2017. ). doi: 10.23670/IRJ.2017.58.111
Голованова Е. И. ЛОКАТИВНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В РУССКИХ НАИМЕНОВАНИЯХ ЛИЦ ПО ПРОФЕССИИ / Е. И. Голованова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2017. — № 04 (58) Часть 2. — С. 28—32. doi: 10.23670/IRJ.2017.58.111

Импортировать


ЛОКАТИВНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В РУССКИХ НАИМЕНОВАНИЯХ ЛИЦ ПО ПРОФЕССИИ

Голованова Е.И.

ORCID: 0000-0002-8777-4484, доктор филологических наук,

Челябинский государственный университет

ЛОКАТИВНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В РУССКИХ НАИМЕНОВАНИЯХ ЛИЦ ПО ПРОФЕССИИ

Аннотация

Рассмотрены закономерности отражения локативной характеристики деятельности в наименованиях лиц по профессии русского языка. Показана неравновесность ориентационных параметров «верх – низ», «перед – зад», «начало – конец» при обозначении субъекта профессиональной деятельности, выявлены особенности его геометрической концептуализации (через понятия одномерного, двухмерного и трехмерного пространства), охарактеризованы представленные в наименованиях отношения между субъектом и объектом деятельности. Установлено, что именование лица по месту деятельности относится к числу основных мотивационных типов категории профессионального деятеля. Созданные таким путем обозначения, хотя и не являются самым многочисленным разрядом в рассматриваемой системе лексических единиц, но зафиксированы на всех этапах исторического разделения труда.

Ключевые слова: наименования лиц по профессии, локативная характеристика, русский язык, категория деятеля, ориентационный параметр.

Golovanova E.I.

ORCID: 0000-0002-8777-4484, PhD in Philology,

Chelyabinsk State University

LOCATIVE CHARACTERISTICS OF ACTIVITY IN RUSSIAN NAMES OF PERSONS OF DIFFERENT PROFESSIONS

Abstract

The paper analyses local regularities of locative characteristic reflection in the names of persons of different professions in the Russian language. Non-equilibrium of orientation parameters “top-bottom,” “front-back,” “beginning-end” when designating the subject of professional activity is indicated, features of its geometric conceptualization (through the concepts of one-dimensional, two-dimensional and three-dimensional space) are revealed, the relations between the subject and the object of activity are characterized. It is established that the naming of a person by the place of activity is one of the main motivational types of the category of a public figure. The notations created this way are not the most numerous in the system of lexical units under consideration, but are fixed at all stages of the historical division of labour.

Keywords: denomination of persons by profession, local characteristics, the Russian language, the category of a public figure, orientation parameter.

Положение в пространстве является одним из важнейших онтологических признаков, на основе которого производится пространственное конструирование моделей мира в сознании человека [11, С. 91]. В отечественном языкознании в связи с разработкой когнитивных проблем рассмотрение различных аспектов пространственного моделирования в языке принадлежит к числу актуальных направлений лингвистических исследований.

Указание на местоположение субъекта в процессе деятельности до 90-х годов ХХ века не включалось в круг базисных мотивирующих признаков наименований лиц по профессии. Так, А. И. Моисеев, анализируя структуру обозначений субъекта профессиональной деятельности, установил четыре основных мотивирующих признака данной категории имен (в соответствии с важнейшими, конститутивными характеристиками трудовой деятельности): средство труда, процесс труда, предмет труда и результат (продукт) труда [12, С. 138–139]. Такой четко очерченный характер совокупности ономасиологических признаков у данной группы наименований, как отметил ученый, не только составляет их специфическую особенность, но и подчеркивает их терминологическую сущность.

Ономасиологические исследования наименований лиц по профессии, проведенные Л. А. Шкатовой, также выводили «отношение к месту деятельности» за пределы ономасиологических признаков при обозначении профессионального деятеля: «Для терминологических названий лиц использование обстоятельственных отношений не характерно: они воспринимаются как случайные, несущественные» [15, С. 53].

Цель настоящей статьи – показать, что именование профессионального лица по месту деятельности относится к числу основных мотивационных типов рассматриваемой лексической категории. Созданные подобным образом обозначения, хотя и не являются самым многочисленным разрядом в системе имен профессионального деятеля в русском языке, но представлены на всех этапах исторического разделения труда (от ремесленного и мануфактурного до индустриального и постиндустриального).

Нет сомнений в том, что зафиксированная в наименованиях деятеля информация манифестирует определенный фрагмент картины мира, полученной в процессе его познания [7]. При этом в различных пространственных характеристиках лица, в пространственных отношениях между субъектом и объектом деятельности четко проявляется языковой антропоцентризм [1], так как точкой отсчета выступает субъект восприятия.

Особая значимость категории локативности, ее статус в языке обусловлены спецификой восприятия человеком окружающего мира, а именно тем, что главным каналом поступления к нему информации о мире является зрительное восприятие. Процесс восприятия и обработки визуальной информации человеческим мозгом связан с функционированием двух модулей зрительной перцепции, один из которых обеспечивает восприятие предметов, другой – восприятие мест [10, С. 28]. Поскольку пространственная природа любой материальной сущности является необходимым условием ее бытийности, без ее определения ни восприятие, ни дальнейшая концептуализация невозможны.

Из базовых пространственных понятий в наименованиях лиц по роду профессиональной деятельности нашли отражение следующие: горизонтальное измерение «перед – зад», вертикальное измерение «верх – низ», коррелирующие понятия «начало – конец», а также понятие «вместилище». Рассмотрим возможные виды пространственных характеристик лица, осуществляющего деятельность.

Ориентационный параметр «передний – задний» зафиксирован в единичных наименованиях, например: головной плотовщик (в терминологии сплавных работ – лицо, управляющее первым плотом каравана), кормщик (кормчий) (управляющий ходом судна, ср. корма «задняя часть судна»), хвостовой (в старательской терминологии обозначение рабочего на бутаре –устройстве для промывания золотосодержащего песка [2, С. 38]); передний – задний (устаревшие названия нападающего и защитника в футбольной терминологии, ср.: форвард – бек).

Пространственные понятия «начало – конец» выражаются в таких современных и исторических наименованиях лица, как входной контролер, контролер контрольно-пропускного пункта, дверевой (дверник), вратник (вратарь, привратник). Как видно из примеров, в большинстве случаев мы имеем дело с синкретичным способом выражения данных понятий, что не противоречит прототипической семантике и генезису самих языковых форм: корни слов начало и конец представляют собой разные ступени чередования в праславянском языке (*ken-/*kon-) [14, С. 51].

Вертикальное осевое измерение репрезентируется рядом наименований лиц по профессии. Так, понятие «верха» получило отражение в современных обозначениях верхний машинист, верховой доменной печи, вершинный (в лесохозяйственной терминологии), верховой, верхолаз, высотник, вышечник-плотник, вышкарь (в терминологии нефтедобычи); понятие «низа» зафиксировано в таких ныне действующих наименованиях лиц по профессии, как подземный горномонтажник, подводник. Как видно из примеров, первое из двух соотносительных понятий в языке обычно выражается через семантику корневой морфемы, второе – через семантику префикса. В наших материалах представлен и другой способ реализации ориентационного параметра «верх – низ», а именно – с помощью пространственных предлогов, ср.: работник на домне – работник под домной (из металлургической терминологии XVIII–XIX вв.).

Таким образом, наименования лиц по профессии демонстрируют качественную неоднородность пространства, что проявляется в неравновесности ориентационных параметров (верх – низ, перед – зад, начало – конец). Особую значимость имеет вертикальная ось – ей соответствует самая многочисленная группа наименований. Зафиксированное нами преобладание верхних номинаций над нижними обусловлено, по-видимому, типичным положением тела человека в пространстве.

Помимо отражения чувственно-наглядного восприятия пространства, в наименованиях лиц по профессии обнаруживаются результаты логической абстракции, связанной с выделением топологических признаков субъекта деятельности, с его геометрической концептуализацией. «Геометрическое отображение пространства заключается в создании проективных структур предметов – точек, линий, плоскостей и объемов, отношения между которыми выражаются чаще всего посредством системы пространственных предлогов» [10, С. 32]. Иными словами, субъекты действия предстают в исследуемых наименованиях в виде одномерных, двухмерных или трехмерных сущностей. Таким образом, человек рассматривается как точка в пространстве либо как объект, включенный в плоскость или находящийся внутри ограниченного объема (вместилища).

Начнем с номинаций, представляющих человека в виде проективной точки. Здесь пространство осознается не через систему координат, относительно которых задается местоположение объектов независимо от других объектов, а через отношения, существующие между объектами в этом пространстве. Важно отметить, что в реализации пространственных концептов проявляется характер восприятия человеком предметов окружающей действительности, которые классифицируются по таким признакам, как размерная сопоставимость, подвижность/неподвижность и т.д. [4]. В наименованиях лиц по профессии соединение (сопоставление) субъекта и объекта деятельности, несмотря на их казалось бы подчеркнутую языком равнозначность, со-положенность, указывает на особый характер отношений между ними: активность первого и пассивность второго, соответственно динамичность одного и статичность другого.

Вместе с тем в пространственной квалификации субъекта деятельности важнейшим оказывается критерий сохранения стабильности ситуации: наименование отражает наиболее привычное положение вещей [6].

В диахроническом плане для обозначения лица по профессии в одномерном пространстве наиболее употребительными являются предложно-падежные конструкции: словосочетания с определяющим существительным в предложном падеже с предлогом при (дульщик при горне, работник при угольных печах, служитель при коломенках, при пильной подмастерье, при фурмовой уставщик, работник при кузнице) и номинативные терминосочетания с зависимым существительным в родительном падеже с предлогом у (угленос у домны, работник у горна). Характерно, что при всей динамичности обозначенного в наименовании лица, оно выполняет, как правило, второстепенную роль на данном участке производства.

Более древние по происхождению наименования могли быть и однословными, например: стольник – «служитель за царским столом»; кологрив «служитель у царских коней»; прудник «мельник на водяной мельнице». Если дефиниции первых двух обозначений деятеля содержат прямое указание на местоположение лица в момент деятельности, то в последнем примере место действия, зафиксированное наименованием и не актуализированное в определении, оказывается непосредственно связанным со спецификой данного производства (водяные мельницы используют силу воды, преодолевающей запруду).

В синхронном плане точечное представление субъекта деятельности обнаруживается в номинациях профессионального лица, являющихся в большинстве своем субстантивированными прилагательными: вентилевой, дверевой (дверник), горновой, люковой, печевой (печник), пультовой. Данные наименования отражают несвободный, привязанный к определенному месту характер деятельности лица. Каждое из них можно трансформировать в сочетание с предлогом при, например: работник при вентиле (при дверях, при печи и т.п.). В нашем распоряжении есть примеры подобной трансформации, представленные в вариантах наименований лиц по профессии: при вилке рабочий – вилочник, при вагранке (чугуноплавильная печь) рабочий – вагранщик.

Отмеченный выше способ локализации субъекта – в конструкции с предлогом при – сохраняет свое значение до настоящего времени, ср.: при газопроводе рабочий, при ваннах для замочки сырья рабочий, при гравнемойке рабочий.

Вторую большую группу наименований составляют названия лица по профессии, указывающие на местоположение субъекта деятельности на определенной плоскости. Такого рода «поверхностные» обозначения либо содержат в своем составе предлог на, либо достаточно легко могут быть преобразованы в конструкцию с этим предлогом. Например: выгрузчик на отвалах, рабочий на ферме, контролер на контрольно-пропускном пункте; станционный смотритель – смотритель на станции (ср. смотритель на рудниках), будник – работник на буде («поташный завод»), паромщик – работник на пароме, рудничный рабочий – рабочий на руднике.

Наряду с наименованиями, «правильно ориентирующими», т.е. адекватно отражающими характер локуса (например: участковый врач, пасечник, железнодорожник), к этой группе относятся также наименования лиц, созданные в результате плоскостного языкового моделирования, хотя на самом деле место деятельности представляет собой «вместилище», а не плоскость, ср.: фабричный – «на фабрике», швея-надомница – «на дому», бортмеханик, бортпроводница, бортинженер – «на борту», судовой механик – «на судне», кухонный рабочий – «на кухне», заводской служитель (приказчик) – «на заводе».

Среди подобных названий немало таких, которые связаны с прохождением границы, некоей пропускной зоны, ср.: вахтер – «на вахте», таможенник – «на таможне». Однако чаще всего мы имеем дело с железнодорожной терминологией: дежурный станционного поста, дежурный стрелочного поста, диспетчер маневровый железнодорожной станции, инженер железнодорожной станции, оператор станции и т.п.

В наших материалах есть наименования, в которых отсутствует компонент, выражающий родовое понятие «деятель», но конструкция с предлогом на при обозначении профессионального статуса лица сохраняется: «на карауле у сохранения разных промысловых припасов» (ср. караульщик).

Третий тип локализации субъекта деятельности – включение в трехмерное тело – демонстрируют обозначения, образованные от названий места деятельности с общей семантикой «вместилище». В роли локуса могут выступать названия строений и их частей, названия отдельных помещений. Среди таких наименований немало исторических, ушедших в прошлое: будочник (буточник) «городовой, несущий караульную сторожевую службу в будке», бутошный сторож (бутошник) «служитель, наблюдавший за соблюдением порядка на руднике, горном заводе», конторный сторож, канцелярский расходчик; в кузне работник, работник в кричной; в косной фабрике мастер, в кричной фабрике подмастерье. Как видно из примеров, понятие «вместилище» может быть выражено с помощью пространственных предлогов или без них, например: техник в колбасном цехе – технолог колбасного цеха.

Эту самую многочисленную группу наименований составляют как однословные, так и неоднословные, многокомпонентные наименования. Среди первых выделяются группы слов с общей семантикой: буфетчик, бармен, киоскер (сфера торговли); библиотекарь, архивариус, галерист, кладовщица, гардеробщик (связь деятельности с хранением); дворник, домработница, горничная (поддержание порядка); банщик, виварщик, тюремщик (характерное предназначение помещений). Большее многообразие обнаруживается в ряду многокомпонентных обозначений лица: школьный психолог, конторский служащий, горнорабочий очистного забоя, медрегистратор архива, контролер-кассир обменного пункта, работник бара, контролер кладовой, контролер сберегательного банка, проводник пассажирского вагона, лаборант измерительной лаборатории, машинист (кочегар, оператор) котельной, водораздатчик порта, администратор компьютерного класса, зоолаборант питомника лабораторных животных, домашний учитель, мельничный мастер, поездной электромеханик, приемщик пункта проката.

Наиболее регулярные полилексемные наименования характерны для обозначений младшего медицинского персонала и вспомогательного персонала средних учебных заведений: медсестра прививочного (процедурного, гастроэнтерологического, офтальмологического и т.д.) кабинета, санитарка инфекционного (дерматовенерологического) кабинета, фельдшер кабинета диспансеризации; лаборант кабинета физики (химии, биологии). В типичности подобных наименований заключена общность содержания родственных профессий (разница в деятельности того или иного лица определяется спецификой конкретного подразделения). Приведем примеры относительно новых названий лиц по профессии, отсутствующих в действующем классификаторе профессий: оператор АЗС (автозаправочной станции), оператор call-центра, оператор контактного центра [5]. Применительно к такого рода номинативным единицам справедливо замечание Л.И. Горбуновой о том, что «именно локализация предмета выделяет его из ряда однородных, становясь одновременно заместителем и репрезентатором других отличительных признаков этого предмета» [9, С. 14].

С аналогичной регулярностью мы сталкиваемся и при обозначении рабочих (как правило, без квалификации или с низкой степенью квалификации), ср.: рабочий базы / глинохранилища / глинозавода / глинокарьера, рабочий вакуумных отделений, рабочий глютеновых отстойников, рабочий гидротехнических сооружений (водомерного поста, ветеринарного изолятора, плодоовощного хранилища, асбоцементной мастерской, восстановительного поезда и т.д.). В большинстве случаев представителей названных профессий отличает выполнение комплекса разнообразных операций, связанных с физическими нагрузками.

Обращает на себя внимание, что в профессиональных наименованиях лица обнаруживается шкала возрастания активности и убывания признака локальности субъекта. Если в однокомпонентных наименованиях локативная характеристика деятеля, как правило, выступает на первый план, то для большинства полилексемных номинаций (особенно в кругу беспредложных словосочетаний) более значимыми являются другие признаки профессионального лица (чаще всего – характер выполняемой деятельности); пространственное расположение лица при этом, хотя и актуально, но служит лишь второстепенной характеристикой. Данная особенность выражения локативных отношений носит общеязыковой характер и зафиксирована в работах по семантическому синтаксису [3, С. 76–84].

К группе наименований, демонстрирующих включение субъекта деятельности в трехмерное пространство, примыкают названия, содержащие в своем составе не обозначения вместилищ в прямом смысле, а обозначения некоторых абстрактных сфер деятельности: телефонист справочной службы, сотрудник в службе сбыта, специалист кадровой службы, сотрудник службы безопасности, контролер в литейном производстве, менеджер отдела сбыта и маркетинга, сотрудник отдела договоров и производства. Представляется, что подобные имена отражают восприятие человеком своей деятельности в виде определенного вместилища или среды, а также самого себя внутри этого вместилища или среды.

Заслуживают самостоятельного анализа названия лиц, указывающие на сферу влияния того или иного субъекта деятельности. Это прежде всего названия руководителей, а также обозначения владельцев (иногда одновременно и работников) каких-либо «мест» деятельности: харчевник «содержатель харчевни», дворник «содержатель постоялого двора», корчмарь «содержатель корчмы», банкир, заводчик; хозяйка усадьбы, заведующий медпунктом (здравпунктом), заведующий фельдерско-акушерским пунктом, управляющий сбербанком, начальник котельной, заведующий столовой, управляющий супермаркетом, менеджер гостиничного комплекса, управляющий магазином.

Наконец, нельзя обойти вниманием и такую группу наименований, как обозначения множества лиц, объединенных общностью местонахождения. Пространство, ставшее основой для их наименования, мыслится как место службы, работы, деятельности: портовики, биржевики, почтовики, банковские служащие.

В большинстве перечисленных выше обозначений лица по профессии зафиксированы статичные пространственные отношения, однако это вовсе не значит, что отсутствуют наименования, отражающие динамичные пространственные отношения. Идея передвижения реализуется с помощью «куда-откуда» наименований (конструкции с предлогами из, с, в, до, к, на, от). Приведем примеры из горнозаводской терминологии XVIII–XIX вв. [8]: работник для выноски лесу с пильной мельницы, для выноса из пильной мельницы досок работник. Подобные наименования употребляются и в современном русском языке: ставильщик стеклоизделий в автоклаве, выгрузчик извести из печи. Однако в целом наблюдается низкая активность данного параметра в профессиональной номинации лица.

Таким образом, анализ ономасиологических структур наименований лиц по профессии в русском языке позволяет утверждать, что указание на местонахождение лица является одним из базисных способов обозначения субъекта профессиональной деятельности.

Актуальность подобных номинаций в настоящее время подтверждают данные официальных источников: в перечне общеотраслевых должностей служащих и общеотраслевых профессий рабочих [13] обозначения лиц по месту деятельности составляют примерно пятую часть от всего количества наименований.

Список литературы / References

  1. Болдырев Н. Н. Антропоцентрическая сущность языка в его функциях, единицах и категориях / Н. Н. Болдырев // Вопросы когнитивной лингвистики. – 2015. – № 1 (42). – С. 5–12.
  2. Борхвальдт О. В. Словарь золотого промысла Российской Империи / О. В. Борхвальдт. – М. : Русский путь, 1998. – 240 с.
  3. Гак В. Г. Языковые преобразования / В. Г. Гак. – М.: Языки русской культуры, 1998. – 768 с.
  4. Голованова Е. И. Возможности синтезирующего подхода к исследованию лексической категории / Е. И. Голованова // Вопросы когнитивной лингвистики. – 2004. – № 2-3. – С. 5–13.
  5. Голованова Е.И. Новые названия лиц по профессии и должности в русском языке / Е. И. Голованова // Вестник Челябинского государственного университета. – 2015. – № 27 (382). – С. 60–65.
  6. Голованова Е. И. Категория профессионального деятеля в динамическом пространстве языка (лингвокогнитивный анализ) : автореф. дис. … д-ра филол. наук: 10.02.19 / Голованова Елена Иосифовна. – Челябинск, 2004. – 50 с.
  7. Голованова Е.И. Лексическая категория как полиаспектное представление в языке фрагмента мира / Е. И. Голованова // Когнитивные исследования языка. – 2010. – № 7. – С. 242-251.
  8. Голованова Е. И. Становление уральской горнозаводской терминологии в XVIII – начале XIX в. : автореф. дис. … канд. филол. наук: 10.02.01 / Голованова Елена Иосифовна. – Челябинск, 1995. – 22 с.
  9. Горбунова Л. И. Пространственно-определительная языковая модель и ее семантические модификации : автореф. дис. … канд. филол. наук: 10.02.01 / Горбунова Людмила Ивановна. – Кемерово, 2000. – 22 с.
  10. Кравченко А.В. Язык и восприятие: Когнитивные аспекты языковой категоризации / А. В. Кравченко. – Иркутск: Изд-во Иркут. ун-та, 1996. – 160 с.
  11. Краткий словарь когнитивных терминов / под общ. ред. Е. С. Кубряковой. – М. : Филол. фак-т МГУ, 1996. – 245 с.
  12. Моисеев А. И. Наименование лиц по профессии (семантические основы наименований) / А. И. Моисеев // Вестник ЛГУ. Сер. истории, языка и литературы. – 1967. – № 14, вып. 3. – С. 135–139.
  13. Тарифно-квалификационные характеристики общеотраслевых должностей служащих и общеотраслевых профессий рабочих. Изд-е официальное. – М., 1999.
  14. Фасмер М. Этимологический словарь русского языка / М. Фасмер: в 4-х т. – Т. 3. – М.: Прогресс, 1987. – 832 с.
  15. Шкатова Л. А. Наименования лиц по профессии современного русского языка: дис. … канд. филол. наук: 10.02.01 / Шкатова Людмила Александровна. – М., 1967. – 182 с.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Boldyrev N. N. Antropotsentricheskaya sushchnost’ yazyka v ego funktsiyakh, edinitsakh i kategoriyakh [Anthropocentric nature of language in its functions, units and categories] / N. N. Boldyrev // Voprosy kognitivnoy lingvistiki [Issues of cogninive linguistics]. – 2015. – № 1 (42). – P. 5–12. [in Russian]
  2. Borkhval’dt O. V. Slovar’ zolotogo promysla Rossiyskoy Imperii [Dictionary golden fisheries of the Russian Empire] / O. V. Borkhval’dt. – M. : Russkiy put’, 1998. – 240 p. [in Russian]
  3. Gak V. G. Yazykovye preobrazovaniya [Language conversion] / V. G. Gak. – M.: Yazyki russkoy kul’tury, 1998. – 768 p. [in Russian]
  4. Golovanova E. I. Vozmozhnosti sinteziruyushchego podkhoda k issledovaniyu leksicheskoy kategorii [Possible synthetic approach to the study of lexical categories] / E. I. Golovanova // Voprosy kognitivnoy lingvistiki [Issues of cogninive linguistics]. – 2004. – № 2-3. – P. 5–13. [in Russian]
  5. Golovanova E. I. Novye nazvaniya lits po professii i dolzhnosti v russkom yazyke [New names of persons in professions and positions in the Russian language] / E. I. Golovanova // Vestnik Chelyabinskogo gosudarstvennogo universiteta [Bulletin of the Chelyabinsk State University]. – 2015. – № 27 (382). – P. 60–65. [in Russian]
  6. Golovanova E. I. Kategoriya professional’nogo deyatelya v dinamicheskom prostranstve yazyka (lingvokognitivnyy analiz) [The category of professional leader in the dynamic space of language (cognitive analysis)] : avtoref. dis. … d-ra filol. nauk: 10.02.19 / Golovanova Elena Iosifovna. Chelyabinsk, 2004. – 50 p. [in Russian]
  7. Golovanova E. I. Leksicheskaya kategoriya kak poliaspektnoe predstavlenie v yazyke fragmenta mira [Lexical category as polyspectra representation in the language of the fragment of the world] / E. I. Golovanova // Kognitivnye issledovaniya yazyka [Cogninive studies of language]. – 2010. – № 7. – P. 242–251. [in Russian]
  8. Golovanova E. I. Stanovlenie ural’skoy gornozavodskoy terminologii v XVIII – nachale XIX v. [The establishment of the Ural mining and metallurgical terminology in the XVIII – early XIX century] : avtoref. dis. … kand. filol. nauk: 10.02.01 / Golovanova Elena Iosifovna. – Chelyabinsk, 1995. – 22 p. [in Russian]
  9. Gorbunova L. I. Prostranstvenno-opredelitel’naya yazykovaya model’ i ee semanticheskie modifikatsii [Spatial-attributive language model and its semantic modification] : avtoref. dis. … kand. filol. nauk: 10.02.01 / Gorbunova Lyudmila Ivanovna. – Kemerovo, 2000. – 23 p. [in Russian]
  10. Kravchenko A. V. Yazyk i vospriyatie: Kognitivnye aspekty yazykovoy kategorizatsii [Language and perception: Cognitive aspects of linguistic categorization] / A. V. Kravchenko. – Irkutsk: Izd-vo Irkut. un-ta, 1996. – 160 p. [in Russian]
  11. Kratkiy slovar’ kognitivnykh terminov [Brief dictionary of cognitive terms] / pod obshch. red. E. S. Kubryakovoy. – M. : Filol. fak-t MGU, 1996. – 245 p. [in Russian]
  12. Moiseev A. I. Naimenovanie lits po professii (semanticheskie osnovy naimenovaniy) [The designation of persons in the profession (the semantic foundations of the titles)] / A. I. Moiseev // Vestnik LGU. Ser. istorii, yazyka i literatury [Vestnik of Leningrad State University. Series of history, language and literature]. – 1967. – № 14, V. 3. – P. 135–139. [in Russian]
  13. Tarifno-kvalifikatsionnye kharakteristiki obshcheotraslevykh dolzhnostey sluzhashchikh i obshcheotraslevykh professiy rabochikh [Tariff-qualifying characteristics of positions of employees industry-wide and industry-wide professions]. Izd-e ofitsial’noe. – M., 1999. [in Russian]
  14. Fasmer M. Etimologicheskiy slovar’ russkogo yazyka [Etymological dictionary of the Russian language] / M. Fasmer. – V. 3. – : Progress, 1987. – 832 p. [in Russian]
  15. Shkatova L. A. Naimenovaniya lits po professii sovremennogo russkogo yazyka [The names of persons in the profession of the modern Russian language] : dis. … kand. filol. nauk: 10.02.01 / Shkatova Lyudmila Aleksandrovna. – M., 1967. – 182 p. [in Russian]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.