Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217

Скачать PDF ( ) Страницы: 10-12 Выпуск: № 5 (12) Часть 3 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Сайгин КОНЦЕПТ «ГРЕХ» В СОВРЕМЕННОМ РУССКОМ ЯЗЫКЕ ПО ДАННЫМ СВОБОДНОГО НЕНАПРАВЛЕННОГО АССОЦИАТИВНОГО ЭКСПЕРИМЕНТА / Сайгин // Международный научно-исследовательский журнал. — 2013. — № 5 (12) Часть 3. — С. 10—12. — URL: http://research-journal.org/languages/koncept-grex-v-sovremennom-russkom-yazyke-po-dannym-svobodnogo-nenapravlennogo-associativnogo-eksperimenta/ (дата обращения: 23.05.2017. ).
Сайгин КОНЦЕПТ «ГРЕХ» В СОВРЕМЕННОМ РУССКОМ ЯЗЫКЕ ПО ДАННЫМ СВОБОДНОГО НЕНАПРАВЛЕННОГО АССОЦИАТИВНОГО ЭКСПЕРИМЕНТА / Сайгин // Международный научно-исследовательский журнал. — 2013. — № 5 (12) Часть 3. — С. 10—12.

Импортировать


КОНЦЕПТ «ГРЕХ» В СОВРЕМЕННОМ РУССКОМ ЯЗЫКЕ ПО ДАННЫМ СВОБОДНОГО НЕНАПРАВЛЕННОГО АССОЦИАТИВНОГО ЭКСПЕРИМЕНТА

Сайгин В.В.

Аспирант, Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского

КОНЦЕПТ «ГРЕХ» В СОВРЕМЕННОМ РУССКОМ ЯЗЫКЕ ПО ДАННЫМ СВОБОДНОГО НЕНАПРАВЛЕННОГО АССОЦИАТИВНОГО ЭКСПЕРИМЕНТА

Аннотация

В работе рассматриваются когнитивные признаки и смысловой объем концепта «грех» в сознании современных носителей русского языка по данным свободного ненаправленного ассоциативного эксперимента. Исследование показало обогащение концептуального содержания и изменение оценочной сферы данного концепта в связи с новыми социокультурными условиями современной России.

Ключевые слова: концепт «грех», ассоциативный эксперимент, современный русский язык.

 

Saigin V.V.

Postgraduate student, The N.I. Lobachevsky State University of  Nizhni Novgorod

THE CONCEPT «GREKH» («SIN») IN THE MODERN RUSSIAN LANGUAGE ACCORDING TO THE DATA OF FREE UNDIRECTED ASSOCIATIVE EXPERIMENT

Abstract

The work examines the cognitive characteristics and semantic extent of the concept «grekh» («sin») in consciousness of modern native speakers of Russian  according to the data of free undirected associative experiment. The study has demonstrated enrichment of its conceptual content and change of its valuation sphere in connection with new social and cultural conditions in the modern Russia.

  Keywords: concept «grekh» («sin»), associative experiment, the modern Russian language.

В практике лингвокультурологических исследований особое место занимает свободный ассоциативный эксперимент, реализующий идею о «принципиальном единстве психологической основы ассоциации и семантических компонентов значения» [1: 10]. Результаты  свободного ассоциативного эксперимента могут рассматриваться как отражение национально, социально и культурно  значимых представлений, стоящих за данным концептом в сознании современных носителей языка.

В соответствии с целями нашего исследования свободный ассоциативный эксперимент был использован для выявления смыслового наполнения концепта «грех» в национальном языковом сознании в динамике развития смысловой структуры концепта, а также новых когнитивных компонентов, «присоединившихся» к данному концепту в последнее время.

На первом этапе работы было осуществлено лексикографическое описание концепта «грех» по данным словарей, а также фразеологического и паремиологического фонда русского языка. Проведенный анализ выявил 21 когнитивный признак данного концепта., в числе которых обнаружено:

1) 4 религиозных когнитивных признака: ‘нарушение действием, словом или мыслью воли Бога  (поступок, противный закону Божию)’, ‘нарушение религиозных предписаний, правил’, ‘состояние (чувство, ощущение) вины перед Богом’, ‘состояние греховности = ощущение неправильности, предосудительности (своих действий)’,

2) 17 внерелигиозных признака: ‘нарушение предписаний, правил нравственности’, ‘проступок, преступление’, ‘ошибка’, ‘состояние (чувство, ощущение) вины’, ‘порок, недостаток’, ‘беда, несчастье’, ‘распутство’, ‘человеческая слабость’, ‘недостаток, изъян в состоянии вещи, в работе механизма, устройства’, ‘что-то плохое, неправильное’, ‘обман’, ‘раздражение, досада’, ‘грусть, печаль’, ‘воровство’, ‘умствование’, ‘бедность / богатство’, ‘о ком-то некрасивом, физически непривлекательном’.

В результате выявлено доминирование в русском языке прежде всего внерелигиозного, светского пласта в концептуальном содержании  данного концепта, что находит свое выражение в «дексакрализации» (Л.Г. Панова) концепта «грех» в русском языковом сознании [2: 177]. Это подтвердил и анализ языковой экспликации концепта «грех» по данным Национального корпуса русского языка.

В целях верификации полученных результатов, а также их возможного дополнения и уточнения, был проведен свободный ненаправленный ассоциативный эксперимент. Для проведения эксперимента была разработана специальная анкета, в которой испытуемым предъявлялось слово-стимул грех, на которое респонденты должны были реагировать любой словесной реакцией.

В эксперименте участвовали 100 испытуемых. Чтобы получить наиболее полную и объективную картину отражения тех или иных концептуальных признаков исследуемого концепта, для участия в эксперименте привлекались люди разного возраста (от 18 до 70) и разной социальной принадлежности (рабочие, водители, охранники, студенты, инженеры, бизнесмены, преподаватели, врачи и т.д.). Для всех респондентов родной язык –– русский.

При этом использовались множественные свободные ассоциации: респондента не ограничивали лишь одной реакцией, а позволяли давать до пяти ответов –– испытуемым предлагалось записать 5 первых пришедших им в голову реакций (слов любой части речи) на слово-стимул.

Исследование предполагало анализ частотности ассоциатов для слова-стимула грех и качественную интерпретацию полученных данных. Выборка данных графически представляется в виде таблицы.

При обработке данных учитывались все ассоциаты, в том числе и единичные; всего получено 140 реакций на слово-стимул: из них –– 84 разных реакций, 58 –– индивидуальных реакций (с частотностью 1) (также зафиксировано 4 отказа). На основе анализа частотности ассоциатов определены ядро (его составили реакции, поступившие более чем от 20% испытуемых), базовый слой (от 10% до 20%), ближняя периферия (<10%) и дальняя периферия (индивидуальные ассоциаты).

Анализ частотности ассоциатов  для слова-стимула грех дает следующие результаты (табл. 1).

Таблица 1 – Слово-стимул грех по данным свободного ненаправленного ассоциативного эксперимента

концепт Ядро концепта (> 20%) Базовый слой (>10%) Ближняя периферия (>2%) Дальняя периферия (индивидуальные ассоциаты)

ГРЕХ

50%

убийство,

искупление 40%

зло,

наказание

30%

падение

13%:

дьявол,

обман

12%:

плохо,

прелюбодеяние

11%:

религия

10%:

яблоко

8%:

ад,

беда

6.5%:

Библия,

вина,

искушение,

неправда,

первородный.

5%:

позор,

покаяние,

порок,

преступление

4%

раскаянье,

смерть,

тяжкий,

церковь

 

Адам, Адам и Ева, бес, бесчестье, Бог, большой, величие, взять, возмездие, горе, грехов много, грязь, Ева, ересь, ждать чуда, но при этом ничего не делать, желаемое, зависть, закон, заповедь, запрет, злодейство, змей, ложь, ложь в себе, люди, Мария Магдалина, мораль, нагрешить, нарушение, нарушение вероисповедания, не существует, недозволенность, нельзя, непослушание, нет прощения, норма жизни, обижать, огорчение, оправдание, орех, ответ, ответственность, ошибка, подлость, поп, постель, пустословие, радость, семь, смертный, смех, смеяться над больными людьми, спасение, страшный, стыд, суд, хочется, но нельзя, честь

Затем была проведена качественная интерпретация данных, которая выявила значительное «укоренение» исследуемого концепта в национальном сознании, обогащение его содержания и, соответственно, увеличение ассоциативного потенциала.

В ядерном компоненте по данным эксперимента можно видеть выявленное ранее противостояние религиозных и внерелигиозных пластов концептуального содержания: когнитивные признаки ‘искупление’, ‘наказание’ и ‘падение’ связаны с религиозным компонентом, а ‘зло’ –– с внерелигиозным. Также в ядерном компоненте выделяется такой вид греха, как ‘убийство’ –– как самый главный грех с точки зрения респондентов.

В базовом слое концепта «грех» наблюдаются ассоциации, связанные с религиозным компонентом –– ‘религия’, ‘дьявол’ и ‘яблоко’ (как отражение прецедентной ситуации грехопадения из Библии) и со значимыми для носителей языка видами греха –– ‘прелюбодеяние’. Также отмечается когнитивный признак ‘обман’, выявленный ранее, при анализе данных фразеологии и паремиологии. Отметим, что для этого, сравнительно глубинного, слоя характерна традиционная негативная оценочность для концепта «грех» –– за счет ассоциата ‘плохо’.

В ближней периферии данные свободного ассоциативного эксперимента демонстрируют устойчивую связь концепта «грех» с религиозной сферой (‘церковь’, ‘Библия’, ‘первородный’, ‘покаяние’, ‘искушение’, ‘раскаянье’). Примечательно, что данные эксперимента показывают многие когнитивные признаки, выявленные ранее, –– такие, как ‘беда’, ‘вина’, ‘неправда’ (¬ ‘обман’), ‘порок’, ‘преступление’. Присутствует такой ассоциат, как ‘смерть’ –– это, очевидно, связан ос представлением о духовной смерти для нераскаянного грешника, а также негативно-оценочный ассоциат ‘позор’. Последний ассоциат демонстрирует устойчивое сохранение отрицательной оценочности за этим концептом, что вполне согласуется с традиционными народными представлениями о грехе.

Дальняя периферия (единичные ассоциаты) для концепта «грех» демонстрирует еще больший разброс ассоциативных связей, реализующих разные аспекты понятия «грех». Это прежде всего идея нарушения –– ‘нарушение’, ‘нарушение вероисповедания’, ‘ошибка’. Также в индивидуальных реакциях сильна связь с религиозным пластом концептуального содержания грех –– ассоциаты ‘Адам’, ‘Адам и Ева’, ‘бес’, ‘Бог’, ‘Ева’, ‘ересь’, ‘заповедь’, ‘змей’, ‘Мария Магдалина’, ‘поп’, ‘страшный суд’, ‘спасение’. Примечательна связь с нравственной оценкой греха как сугубо отрицательного явления –– ‘грязь’, ‘подлость’, ‘недозволеннность’, ‘злодейство’, ‘непослушание’, ‘бесчестье’, ‘стыд’. Некоторые признаки из выявленных ранее при системно-языковом и текстовом анализе сохраняются –– ‘горе’ (¬ ‘беда, несчастье’), ‘ложь’ (¬ ‘обман’), ‘порок’, ‘нельзя’ / ‘запрет’ (¬ ‘что-то неправильное’). Интересно, какие виды греха выделяются в индивидуальных реакциях –– это ‘зависть’, ‘постель’ (¬ ‘блуд’), ‘пустословие’.

Однако в индивидуальных ассоциатах можно отметить и те тенденции, которые можно охарактеризовать как «повышение ценностного регистра» греха. Во-первых, это проявляется в нейтрализации отрицательной оценочности за  счет таких ассоциатов, как ‘люди’ и ‘норма жизни’ (грех –– нормальный атрибут людей, никак не оцениваемый –– ни положительно, ни отрицательно), ‘не существует’ (отражено представление об иллюзорности понятия греха в современном мире) и ‘оправдание’. Во-вторых, это проявляется в появлении положительно оцениваемых ассоциатов –– ‘желаемое’, ‘величие’, ‘честь’, ‘радость’.

Это еще раз доказывает высказанное ранее положение об изменении коннотативно-ценностного ассоциативного фона для концепта грех в сторону положительной оценочности, что можно трактовать как примету времени, отражающую современные реалии бездуховного общества потребления.

В целом следует отметить, что анализ данных свободного ассоциативного эксперимента демонстрирует сохранение и дальнейшее развитие тех тенденций, которые были отмечены при анализе системно-языковых  и текстовых данных.

 Эксперимент еще раз подтвердил, что в сознании носителей языка актуальны как религиозные составляющие концепта, связанные с идеей искупления, раскаяния, покаяния и возмездия за грехи, так и внерелигиозные составляющие, связанные с представлением о грехе как о вине, ошибке, несчастье, обмане, пороке, преступлении в широком, не обязательно христианском, смысле слова.

Таким образом, целесообразность применения свободного ненаправленного ассоциативного эксперимента в практике современных лингвокультурологических исследований не вызывает сомнений. Наш анализ концепта «грех» показал, что результаты свободного ассоциативного эксперимента весьма показательны и могут быть крайне интересны при изучении языковой картины мира и национальной концептосферы, так как каждая языковая личность воплощает в своей речевой практике феномены национальной культуры.

Литература

  1. Словарь ассоциативных норм русского языка / Под ред. А.А. Леонтьева.  М.: МГУ, 1977. 190 с.
  2. Панова Л.Г. Грех как религиозный концепт (на примере русского слова «грех» и итальянского «рессато») // Логический анализ языка: Языки этики / Отв. ред.: Н. Д. Арутюнова, Т. Е. Янко, Н. К. Рябцева. М.: Языки русской культуры, 2000. С. 167–177.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.