Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217

Скачать PDF ( ) Страницы: 110-111 Выпуск: №8 (39) Часть 4 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Нелунов А. Г. ФРАЗЕОЛОГИЗМЫ, СВЯЗАННЫЕ С ВНЕШНИМИ ВИДАМИ И ПОВАДКАМИ ЖИВОТНЫХ В ЯКУТСКОМ ЯЗЫКЕ / А. Г. Нелунов // Международный научно-исследовательский журнал. — 2015. — №8 (39) Часть 4. — С. 110—111. — URL: http://research-journal.org/languages/frazeologizmy-svyazannye-s-vneshnimi-vidami-i-povadkami-zhivotnyx-v-yakutskom-yazyke/ (дата обращения: 30.03.2017. ).
Нелунов А. Г. ФРАЗЕОЛОГИЗМЫ, СВЯЗАННЫЕ С ВНЕШНИМИ ВИДАМИ И ПОВАДКАМИ ЖИВОТНЫХ В ЯКУТСКОМ ЯЗЫКЕ / А. Г. Нелунов // Международный научно-исследовательский журнал. — 2015. — №8 (39) Часть 4. — С. 110—111.

Импортировать


ФРАЗЕОЛОГИЗМЫ, СВЯЗАННЫЕ С ВНЕШНИМИ ВИДАМИ И ПОВАДКАМИ ЖИВОТНЫХ В ЯКУТСКОМ ЯЗЫКЕ

Нелунов А.Г.

Старший научный сотрудник, кандидат филологических наук, Институт гуманитарных исследований и проблем малочисленных народов Севера

ФРАЗЕОЛОГИЗМЫ, СВЯЗАННЫЕ С ВНЕШНИМИ ВИДАМИ И ПОВАДКАМИ ЖИВОТНЫХ В ЯКУТСКОМ ЯЗЫКЕ

Аннотация

Целью настоящей статьи является выявление в якутском языке фразеологизмов, образованных из наблюдений над внешними видами и повадками животных, что необходимо при изучении происхождения якутских фразеологизмов.

Ключевые слова: фразеологизмы, якутский язык, повадки животных

Nelunov A.G

Senior research fellow, candidate of philological Sciences, The Institute for humanities research and indigenous studies of the North

THE PHRASEOLOGICAL UNITS CONNECTED WITH APPEARANCE AND HABITS OF ANIMALS IN THE YAKUT LANGUAGE

Abstract

The purpose of the article is identification of the phraseological units formed on the basis of observing appearance and habits of animalsin the Yakut language. It is necessary when studying the origin of the Yakut phraseological units.

Keywords: phraseological units, Yakut language, habits of animals

В якутском языке синонимичные по содержанию фразеологизмы анаҕаскын көрдөр, букв. ‘клык свой показывать’ и аhыыгын килэт, букв. ‘клыком своим блеснуть’ имеют значение ‘устрашать, угрожать’. Арыый борбуйгун уйуннуҥ даанаҕаскын көрдөрбүтүнэн бардыҥ. Эн мин бэлэммэр, мин арҕаспар үөскээбитиҥ. Түксү! Л.Попов. ‘Чуть возмужав,… ты уже грозиться начал. Ты же ведь на моем попечении вырос, жил у меня на шее. Хватит!’ Когда собака или хищные звери ревниво оберегают что-либо, рычат, показывают свои клыки, чтобы устрашать и не подпускать к себе чужого.

Бөрөм бөтөhө, баҕам батаhа ‘мой удалец, мой молодец (обычно говорят, поощряя детей и подростков)’, букв. ‘мой волчий удалец, моя лягушачья сабля’. Фразеологизм исходит из наблюдений над повадками хищников. Якуты считают, что в стае волков всегда бывает один вожак (удалец), ростом меньше всех, но сильнее и хитрее прочих [1, 123].

Ала кулуну төрөт ‘сильно мерзнуть’, букв.‘рожать пегого жеребенка’. Уолбунаан ала кулуну төрөтөлүү сыhaн хонуталаатыбыт. Софр.Данилов. ‘С сыном мы так мерзли, что кое-как переночевали’. Якутские кобылы обычно жеребятся к восходу солнца. Жеребенок, родившийся в морозное утро, издали хозяину кажется пегим, так как покрывается инеем [1, 109].

Кутуйах иинин (хороонун) кэҥэтэр ‘не знать, куда деваться от страха’, букв. ‘роет мышиную нору’. Уйбааннаах Сүөкүлэ тойонноруттан куттанан, кутуйах хороонун кэҥэтэ сатыы олордулар. Р.Кулаковскай. ‘Иван с Феклой, боясь своего хозяина, сидели, не зная куда деваться’. Фразеологизм образовался по ассоциации из повадок мышей, которые при малейшей опасности имеют обыкновение расширять свою нору. Данный фразеологизм имеет и свой диалектальный вариант: күүдээх ороҕун кэҥэтэр. Күүдээх – остроносая серая мышь и не знает, по выражению якутов, никаких для себя препятствий, даже проходит сквозь каменные горы [3, 1278].

Кэрэмэс саhыл мэлдьэҕэ ‘человек, нагло отрицающий свои проступки’, букв. ‘отрицание лисицы-сиводушки’. Сиводушной бывает лиса с более развитыми индивидуальными хорошими качествами, хитрая и ловкая, потому сиводушка лучше сбивает со своих следов и нелегко попадается в ловушку [1, с. 146].

Кырса-саhыл оҕото ‘очень осторожный человек’, букв. ‘[он все равно, что] детеныш лисицы и песца’. Известно, что лисица отличается большой осторожностью и редко – сравнительно с другими зверями – попадается в ловушку. В данном случае именно это ее отличительное качество ассоциируется с очень осторожным человеком.

Бэдэр мэйии 1) ‘умный, пронициательный; с тонким умом’; 2) ‘коварно-хитроватый’ (диал), букв. рысий мозг. Якуты, как охотничий народ, очень зорко следят за повадками и жизнью зверей и метко отмечают то или иное их качество.

Тииҥ мэйии ‘памятливый, не забывающий’, букв. ‘беличья память’. Ол мунньахха ким тугу эппитин тииҥ мэйии Ньукулай өйдүүрэ буолуо  [2, 186]. ‘Кто о чем говорил на том собрании, наверняка помнит обладающий исключительной памятью Николай’.  Белка обладает невероятной памятью: с августа начинает делать запасы грибов и ореховых шишек, где попало – на ветках или под корой деревьев. Затем в продолжении всей зимы эти запасы постепенно находит и питается ими, взбираясь именно на то дерево, где хранился запас [1, 178].

Сиэгэн бөҕө  ‘низкорослый силач’, букв. ‘силен как росомаха’. В народе существует мнение, что росомаха очень сильный зверь. По поверью: росомаха может свалить мочой мерзлое большое дерево и пускать в собаку охотника струю такого сильного запаха, который может задушить их.

Ороҕун устун сүүрпүт ‘сделать кого-л. последователем своих желаний и стремлений’. А.Е.Кулаковский несколько неточно передает буквальный перевод: ‘пустил по своей норке’, а должен быть: ‘[он его] заставил бежать по своей тропинке’. Бүөккэни, быhыыта, аар-маар аҕатын курдук, ороҕун устун сүүрдүө суоҕун билбит. А.Сыромятникова. ‘Он почувствовал, что Петра не сможет сделать своим последователем, как своего бестолкового отца’.

Саарытын астарбыт ‘обжечься, получить урок (на собственном горьком опыте)’, букв. ‘у него распорот круп’. Чэ, эдэр хаартыhыт эриллэн иhиэҥ, кэнники биирдэ-иккитэ саарыгын астардаххына, өйдөөхтүк- төйдөөхтүк оонньуур буолуоҥ. Б.Боотур. ‘Ну ладно, ты, молодой картежник, когда получишь урок на собственном горьком опыте, уже будешь играть по-другому’.

Саары – толстая кожа с крупа лошади. У нагулявшегося летом молодого коня возбуждаются половые инстинкты, и тогда он лезет к косяку лошадей. Тогда ревнивый, грозный глава косяка жестоко наказывает дерзкого и беззащитного смельчака: долго гоняясь за ним, он нижними клыками распаривает, как ножом, круп и весь зад коня, нанося этим глубокие раны. Конь, получивший такой памятный урок, впоследствии никогда не осмеливается подходить близко к кобылицам косяка [1, 162].

Хахай бодотугар түспүт. Значение фразеологизма А.Е.Кулаковский определяет так: “Говорят про старых, обедневших людей, ставших беззастенчивыми в вымогательстве от окружающих, пользуясь для того, бывшей своей славой и почетом”, а буквальный перевод передает как: ‘принял львиный облик и нрав’ [1, 196]. Однако, судя по значению фразеологизма, в данном выражении монголизм хахай сохранил свое архаическое значение ‘свинья’. Таким образом, буквальное значение фразеологизма означает: ‘[он] впал в свой свиной облик [и нрав], т.е. ‘стать беззастенчивым’ ассоциировалось не со львом, а со свиньей’.

Фразеологизмы, связанные с домашними животными обычно обозначают характер или то или иное состояние человека.

Тарбаабыт ынах курдук ‘чрезмерно смирный, тихий; безответный, отличающийся невозмутимым характером’, букв. ‘словно корова, которую чешут’. Замятиҥҥа этэн көрөбүт да, тарбаабыт ынах курдук. Н. Апросимов. ‘Сколько раз говорим Замятину, он – невозмутим (букв. он как корова, которую чешут)’.

Тары сиэбит ыт курдук ‘промерзнуть до костей (о сильно озябшем человеке)’, букв. ‘как собака, проглотившая замерзшую простоквашу’. Тары сиэбит ыт курдук илдьи титирээн, Тугутовтаах Ирбитин түспүт ыалларын, Аркадий дьонун ааҕы булбуттара. В.Яковлев. ‘Промерзнув до костей, Ирбитин с Тугутовым нашли-таки дом семьи Аркадия, где останавливались на ночлег’.

Ууну испит сылгы курдук – о человеке, дрожащем от холода, сильного волнения, букв.‘как лошадь, опившаяся [холодной] воды’.

Мотивировка двух последних фразеологизмов строится на сходных признаках: уподоблению дрожащих от холода собаке и лошади.

Литература

  1. Кулаковский А.Е. Научные труды. — Якутск: Кн.изд-во, 1979.
  2. Нелунов А.Г. Якутско- русский фразеологический словарь. Т. II. – Новосибирск: Изд-во СО РАН, 2002.
  3. Пекарский Э.К. Словарь якутского языка. Т. I-III. – М.: Академия наук СССР, 1959.

References

  1. Kulakovskij A.E. Nauchnye trudy. – Jakutsk: Knizhnoe izdatel’stvo, 1979.
  2. Nelunov A.G. Jakutsko-russkij frazeologicheskij slovar’. T. II. – Novosibirsk: Nauka, 2002.
  3. Pekarskij Je.K. Slovar’ jakutskogo jazyka. T. I-III. – M.: Akademija nauk SSSR, 1959.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.