Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217

DOI: https://doi.org/10.18454/IRJ.2016.53.120

Скачать PDF ( ) Страницы: 27-30 Выпуск: № 11 (53) Часть 2 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Езан И. Е. ЭЛЛИПТИЧЕСКИЕ КОНСТРУКЦИИ В НЕМЕЦКОЙ РАЗГОВОРНОЙ РЕЧИ / И. Е. Езан, Л. Н. Неборская // Международный научно-исследовательский журнал. — 2016. — № 11 (53) Часть 2. — С. 27—30. — URL: http://research-journal.org/languages/ellipticheskie-konstrukcii-v-nemeckoj-razgovornoj-rechi/ (дата обращения: 26.05.2017. ). doi: 10.18454/IRJ.2016.53.120
Езан И. Е. ЭЛЛИПТИЧЕСКИЕ КОНСТРУКЦИИ В НЕМЕЦКОЙ РАЗГОВОРНОЙ РЕЧИ / И. Е. Езан, Л. Н. Неборская // Международный научно-исследовательский журнал. — 2016. — № 11 (53) Часть 2. — С. 27—30. doi: 10.18454/IRJ.2016.53.120

Импортировать


ЭЛЛИПТИЧЕСКИЕ КОНСТРУКЦИИ В НЕМЕЦКОЙ РАЗГОВОРНОЙ РЕЧИ

Езан И.Е.1, Неборская Л.Н.2

1ORCID: 0000-0002-7662-611X, Кандидат филологических наук, доцент, Санкт-Петербургский государственный университет

2ORCID: 0000-0001-8818-8404, Кандидат филологических наук, доцент, Минский государственный лингвистический университет

ЭЛЛИПТИЧЕСКИЕ КОНСТРУКЦИИ В НЕМЕЦКОЙ РАЗГОВОРНОЙ РЕЧИ

Аннотация

Настоящая статья посвящена анализу особенностей синтаксиса немецкой разговорной речи, обусловленных такими характеристиками, как спонтанность, неофициальность и эмоциональность общения. Используя методы лингвистического описания и контекстного анализа диалогической интеракции, представленной в виде транскрипта аудиозаписи немецкого ток-шоу «Domian», были установлены типы элиминации компонентов в эллиптических конструкциях, всесторонне изучена их контекстная и ситуативная обусловленность. Несмотря на дискуссионность некоторых лингвистических понятий (неполное предложение, недвусоставнное предложение, эллипс и т.д.) был обоснован выбор термина «эллипс», а также важность изучения эллиптических конструкций как средства экономии языковых средств без ущерба для содержания высказывания.

Ключевые слова: синтаксис немецкой разговорной речи; неполное предложение, эллипс, контекст, дихотомия устность-письменность, диалогическая интеракция, языковая экономия.

Ezan I.E1, Neborskaya L.N.2

1ORCID: 0000-0002-7662-611X, PhD in Philology, associate professor, Saint Petersburg State University

2ORCID: 0000-0001-8818-8404, PhD in Philology, associate professor, Minsk State Linguistic University

ELLIPTIC STRUCTURES IN GERMAN CONVERSATIONAL SPEECH

Abstract

This article analyzes syntactical peculiarities of the German conversational speech characterized by spontaneity, informality, and emotional communication. Using the methods of linguistic and context description of dialogic interaction, presented as a transcript of the German talk show «Domian», we distinguished  types of components elimination in elliptical structures, comprehensively examined their contextual and situational conditionality. Despite the controversial nature of some linguistic concepts (incomplete sentence, ellipse, etc.) we justified the choice of the term «ellipse» and the importance of studying elliptic structures as a way of saving language means, without influence on the content of the utterance.

Keywords: syntax of German conversational speech; incomplete sentence, ellipse, context, dichotomy of oral-written form, dialogical interaction, linguistic economy.

Одной из основных особенностей устной разговорной речи в силу ее спонтанности, неподготовленности и ситуативности является трансформация объема высказывания, под которой понимается расширение или сокращение высказывания или добавление и опущение элементов предложения. В грамматической традиции с этими понятиями связаны понятия распространенного предложения и неполного предложения. Термин «неполное предложение» имеет давнюю традицию применения в отечественной германистике и русистике и является достаточно спорным и неоднозначным. Еще В.Д. Девкин предлагал заменить его термином «недвусоставное предложение», имея в виду «бесподлежащные предложения», «бессказуемностные предложения», «безобъектные предложения» и т.д. [2, C. 13]. Неполное предложение как термин представляется в определенном смысле универсальным, так как с его помощью можно описать любую конструкцию с элиминированными повторяющимися синтаксическими компонентами, возводимыми к одной пропозиции [4, C. 163]. По сути, такая трактовка напрямую соотносится с понятием эллипс и, соответственно, эллиптических предложений — «пропуск в речи или тексте подразумеваемой языковой единицы, структурная «неполнота» синтаксической конструкции» [1, С. 592]. Понятие «неполное предложение» также не является традиционным в исследованиях по данной проблематике среди немецких лингвистов. Для такого типа конструкций более распространенным является обозначения «эллипс» и «эллиптическое предложение» („Ellipse“, „elliptischer Satz“). В рамках коммуникативной грамматики под эллипсисом понимаются ситуационно или контекстно обусловленные образцы речевого поведения. Ситуационная обусловленность речевого поведения индивидов «проникает» в формальную структуру и имплицитно «оставляет в ней следы». Это означает, что говорящий/пишущий и случающий/читающий автоматически продуцируют и, соответственно, воспринимают эти эллиптические конструкции. Другими словами, говорящий предполагает, что его партнер по коммуникации точно в такой же степени как и он располагает знанием и вовлечен в ситуацию.

Следует заметить, что некоторые грамматисты оспаривают наличие в языке эллипсов как таковых, и обозначают эти конструкции как самостоятельные, регулярные, завершенные синтаксические формы, не являющиеся отклонением от нормы. Предлагаются следующие терминологические варианты: «компактные структуры» („kompakte Strukturen“), «высказывания, равноценные предложению» („satzwertige Äußerungen“), «предложения-эквиваленты» („Satzäquivalente“) [6, p.187].

Материалом для нашего мини-исследования послужил транскрипт аудиозаписи немецкого культового ток-шоу «Domian» от 26.11.2009, радиопередачи интерактивного характера. Транскрипт выполнен в соответствии с требованиями GAT TO/GAT 2 — системы транскрибирования для анализа устной речи [7].

Современные исследователи разговорной речи очень часто обращаются к модели П. Коха и В. Остеррайхера, к предложенной авторами концепции устной и письменной речи, представляющей собой дихотомию устности-письменности (Schriftlichkeit-Mündlichkeit). Согласно данной модели все произведения речи могут быть распределены между двумя полюсами — «концептуальная устность» (konzeptionelle Mündlichkeit) и «концептуальная письменность» (konzeptionelle Schriftlichkeit) [8].

Прототипическим проявлением «концептуальной устности» является спонтанная диалогическая интеракция между друзьями, родственниками и т.д., протекающая в режиме «здесь и сейчас». Ток-шоу «Domian», основанное на имитации диалога именно в формате доверительной беседы, позволяет интерпретировать данный вид диалогической интеракции между ведущим и слушателем как «концептуальную устность». Учитывая канал передачи информации, мы имеем дело с т.н. «медиальной устностью» (medial mündlich). Телефонный разговор в рамках ток-шоу (своего рода служба «Телефон доверия») обладает, согласно П. Коху и В. Остеррайхеру, такими характеристиками, как интимность общения (рассказ о проблемах из личной жизни, ожидание понимания и помощи), высокая эмоциональность, коммуникативное сотрудничество, диалогичность, спонтанность, непредсказуемое развитие темы беседы, ситуативная вовлеченность партнеров по коммуникации [8, p.201].

Таким образом, анализ синтаксиса диалогической интеракции радио-ток-шоу выявляет определенные закономерности, описание которых представляют собой как теоретическую, так и практическую значимость [3].

Как показал анализ практического материала самым частотным типом элиминации является элиминация левого актанта (подлежащего), грамматически выраженного 1) первым лицом единственного числа. В данном случае презентная парадигма единственного числа достаточно хорошо дифференцируема морфологически и не требует обязательного местоименного обозначения, например:

DO (DOMIAN): möchte gerne mit euch über DIEses milieu sprechen

MA (MAIK): bin von den DROgen weg

DO: wünsch dir alles GUte weiterhin

MA: hab eben_da_so noch meine AUSbildung gemacht

2) Глагол начальной позиции в неполных предложениях может быть соотнесен и с субъектом во втором лице единственного числа: DO: äh hast eine faMIlie / DO: warste da fünfzehn / DO: machst das seit drei JAHRen.

3) В качестве субъекта может выступать производитель действия – одушевленное лицо, грамматически выраженное в форме третьего лица единственного числа:

XE (XENIA): is suiZIDgefährdet

MA: sie hatte Finanzielle schwierigkeiten, hatte dann eben_da_so: äh ihre WOHnung verloren und so weiter

DO: die is MIT in die therapie gegangen;

MA: NE; is nich

CH (CHRIS): man TRIFFT sich halt irgendwo, fährt (-) mit denen: (-) irgendwo HIN

DO: hmhm

CH: lässt sich abholen

Согласно классификации эллипсов, предложенной К. Ганзель и Ф. Юргенсом, данный тип конструкции можно отнести к т.н. ситуационному эллипсу („Situative Ellipse“), а именно эллипсу лица („Person-Ellipse“) [6, p. 184].

Некоторые случаи начальной позиции глагола в неполных глагольных предложений можно объяснить отсутствием субъектного местоимения das (es), указывающего на большие семантические единства, на предложения или группу предложений предыдущего или последующего текста. Таким образом, всё содержание предложения или группы предложений осмысливается как субъект неполного предложения. В классификации К. Ганзель и Ф. Юргенса это т.н. эллипс события („Ereignis-Ellipse“) [6, p. 185]: JU: <<lachend>> ja ich komm natürlich aus nem soZIAlen beruf, is ja KLAR; ne?

Эллиптические предложений с глаголом в начальной позиции встречаются довольно часто, поэтому можно поставить вопрос о некоторой тенденции к их нормализации для данных условий общения. По П. Ауэру, все описанные типы начальной позиции глагола настолько частотны, что о них следует говорить уже как о надрегиональной особенности синтаксиса разговорного немецкого языка [5].

С обсужденным типом эллипса связана проблема их двоякой интерпретации: некоторые лингвисты трактуют такие конструкции в традиции русистики как односоставные определенно-личные предложения, обосновывая это тем, что речь идет о своеобразной «редукции» модели, явной «выводимости» актанта из предиката, которым он поглощен, без явной опоры на контекст. Другие интерпретируют данную структуру как находящуюся на границе элиминации элементов модели предложения при реализации ее в некотором высказывании и редукции модели предложения, основанной на семантических отношениях между предикатом предложения и его актантами [4, C. 167].

Элиминация, ведущая к появлению эллиптических предложений, весьма продуктивна при построении развернутых текстов. Традиционно ее связывают с вопросно-ответными единствами, которые предполагают «неназывание» в ответной реплике всех элементов вопроса [4, C. 168].

В формате ток-шоу, основной целью которого является беседа как минимум двух коммуникантов, такие вопросно-ответные единства являются типичными. Одного называния предмета с вопросительной интонацией оказывается вполне достаточно, чтобы слушающий понял, «в какой связи находится данный предмет с теми или иными сторонами действительности» [2, С. 23]. Это могут быть как переспросы, уточняющие вопросы, так и неуверенная констатация, требующая подтверждения. Например:

DO: kann man sagen !NUR! sex mit prostituierten?

JU: ja NUR;

DO: NUR. also keine beZIEhung,

JU: ja

DO: kein: keine FREUNdin?

DO: und das in_nem SAUnaclub? über INternet , oder äh auf der STRAße?

DO: zwanzig bis dreißig tausend euro im MOnat? TEUres auto? äh: tolle   WOHnung, oder äh: : : luxuriöse wohnung,

JU: JA

DO: EIgentumswohnung?

Или:

DO: seit WANN draußen?

MI (MIMI): äh seit drei JAHren jetzt

DO: und_und äh wie lange hast du damals drin gearbeitet?

MI: eineinhalb JAHre

DO: was FÄHRste_denn für_en _wagen?

CH: nur n FORD

Приведенные примеры наглядно демонстрируют следующие типы элиминации: элиминация предиката и левого актанта (подлежащего), повтор элиминированных моделей в одной реплике, что свидетельствует об определенной эмоциональной реакции на реплику собеседника, когда происходит повтор вопросов в сопровождении специфической интонации, выражающей удивление, одобрение, неудовольствие, сомнение и т.д.

В транскрипции ток-шоу встречается также повтор части реплики собеседника:

JU: weil ich dann mit ihr so_ein paar KÖRper äh wahrnehmungssachen gema (h) cht ha (h) b; hahaha

DO: !KÖRperwahrnehmungssachen!

CH: nur n FORD

DO: n ford na oKAY

CH: vierRAUMwohnung;

DO: vierRAUMwohnung; Eigentumswohnung?

CH: JA. Nein MIEte;

DO: NEIN; MIEte

Вопросно-ответная структура разговорной речи предполагает еще один тип элиминации, а именно элиминацию предиката и всех актантов за исключением предикативного атрибута, выраженного либо именем прилагательным, либо наречием. Здесь предикативный атрибут относится к предыдущему высказыванию или подразумеваемому элементу речевой обстановки, а также выступает в роли добавления, предложения-эхо, уточняющего вопроса или ответа.

UW: äh: is mir zu inTIM;

DO: SCHWIErig

Весьма продуктивны в такого рода разговорной речи предложения, состоящие из модальных наречий.

DO: die WOLlen das;

JU: geNAU

Т.н. адъективные и адвербные предложения встречаются как в вопросительных, так и в ответных репликах:

DO: und JETZT? was machst du aktuELL?

JU: äh: (-) FREIberuflich; sagen wir mal SO

В немецкой разговорной речи встречаются эллиптические предложения с элиминированным финитным глаголом, основанные на элиминированных формах перфекта, плюсквамперфекта, пассива или на элиминации конструкции второго причастия с sein. Воспринимаемое как остаток временной или залоговой аналитической формы, причастие оказывается достаточным для вполне однозначного выражения самостоятельной мысли:

CH: und hab halt (—) MICH angeboten;

DO: hmhm

CH: dass ich MINderjährig bin, sondern halt (-) VOLLjährig, und (—) halt mal so_en bisschen geSPIELT

Кроме того, т.н. партиципные предложения могут выступать в виде эмоциональной реакции на сказанное, то есть как предложения-эхо:

DO: das heißt diese neun wochen haben dich KOMplett umgekrempelt,

MA: (natürlich) kom* KOMplett umgekrempelt.

Таким образом, понятие „неполное предложение“ и сопряженное с ним понятие „эллипс“ не следует отождествлять только с опущением компонентов структуры. Об опущении компонентов речь может идти с позиций существования некой идеальной и абстрактной структуры предложения и без учета таких факторов, как тема, коммуникативная ситуация, отношения между коммуникативными партнерами и т.д. Во избежание несколько негативной коннотации, присущей самому слову „опущение“, более позитивным и подходящей представляется номинация „экономия языковых средств“, так как подобные структуры выполняют функцию полного отражения действительности при использовании минимума средств.

Список литературы/ References

  1. Бельчиков Ю.А. Эллипсис / Ю.А.Бельчиков // Языкознание. Большой энциклопедический словарь; под общ. ред. В.Н. Ярцевой.– 2-е изд. – М. : Большая Российская энциклопедия, 2000. – С. 592.
  2. Девкин В.Д. Особенности немецкой разговорной речи / В.Д.Девкин. – М. : Международные отношения, 1965. – 308 c.
  3. Езан И.Е., Неборская Л.Н. Структурно-семантические особенности неполных предложений в немецкой разговорной речи / И.Е.Езан, Л.Н.Неборская // Сборник статей по материалам LXIII международной научно-практической конференции «В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии». – Новосибирск : Изд. АНС «СибАК», 2016. –№ 8 (63). – С.52-62.
  4. Зеленецкий А.Л., Новожилова О.В. Теория немецкого языкознания / А.Л.Зеленецкий, О.В.Новожилова. – М. : Издательский центр «Академия», 2003. – 400 с.
  5. Auer P. Zur Verbspitzenstellung im gesprochenen Deutsch / P. Auer. – Berlin : „Deutsche Sprache“, 1993. – № 23. – S.193 – 222.
  6. Gansel Ch., Jürgens F. Textlinguistik und Textgrammatik / Ch. Gansel, F.  Jürgens. – Göttingen : Vandenhoeck & Ruprecht, 2009. – S. 184 – 188.
  7. Gesprächsanalytisches Transkriptionssystem 2 (GAT 2) [электронный ресурс] // Gesprächsforschung — Online-Zeitschrift zur verbalen Interaktion. – Mannheim: Verlag für Gesprächsforschung, 2009. – № 10 – S. 353-402. –URL: http://www.gespraechsforschung-ozs.de/heft2009/px-gat2.pdf (дата обращения: 28.10.2016)
  8. Koch P., Oesterreicher W. Mündlichkeit und Schriftlichkeit von Texten / P. Koch, W. Oesterreicher // Textlinguistik. – Tübingen : Narr, 2008 – S. 199-215.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Bel’chikov J.A. Ellipsis [Ellipсe] / J.A. Bel’chikov // Jazykoznanie. Bol’shoj enciklopedicheskij slovar’; edited by V.N. Jarceva [Linguistics. Great Encyclopedic Dictionary]. – 2nd edition. – M. : Bol’shaja Rossijskaja enciklopedija, 2000. – p.592. [in Russian]
  2. Devkin V.D. Osobennosti nemeckoj razgovornoj rechi. [Features of German conversational speech] / V.D. Devkin. – M. : Mezhdunarodnye otnoshenija, 1965. – 308 p. [in Russian]
  3. Ezan I.E., Neborskaja L.N. Strukturno-semanticheskie osobennosti nepolnyh predlozhenij v nemeckoj razgovornoj rechi [Structural-semantic features of incomplete sentences in the German conversational speech] / I.E. Ezan, L.N.  Neborskaja // Sbornik statej po materialam LXIII mezhdunarodnoj nauchno-prakticheskoj konferencii “V mire nauki i iskusstva: voprosy filologii, iskusstvovedenija i kul’turologii” [A collection of articles based on LXIII international scientific-practical conference “In the world of science and art: Philology questions, art and culture”]. – Novosibirsk: ANS “SibAK”, 2016. – № 8 (63). – p. 52-62. [in Russian]
  4. Zeleneckij A.L., Novozhilova O.V. Teorija nemeckogo jazykoznanija [The theory of German Linguistics] / A.L. Zeleneckij, O.V. Novozhilova. – M.: Izdatel’skij centr “Akademija”, 2003. – 400 p. [in Russian]
  5. Auer P. Zur Verbspitzenstellung im gesprochenen Deutsch [To the top position in spoken German] / P.Auer. – Berlin: „Deutsche Sprache“, 1993. – № 23. – S.193 – 222. [in German]
  6. Gansel Ch., Jürgens F. Textlinguistik und Textgrammatik [Text linguistics and text grammar] / Ch. Gansel, F. Jürgens.– Göttingen: Vandenhoeck & Ruprecht, 2009. – S. 184 – 188. [in German]
  7. Gesprächsanalytisches Transkriptionssystem 2 (GAT 2) [Conversational analytic transcription system 2 (GAT 2)] [Electronic resource] // Gesprächsforschung — Online-Zeitschrift zur verbalen Interaktion [Conversation research — online journal for verbal interaction]. – Mannheim: Verlag für Gesprächsforschung, 2009. – № 10. – S. 353-402. –URL:  http://www.gespraechsforschung-ozs.de/heft2009/px-gat2.pdf (accessed: 28.10.2016)
  8. Koch P., Oesterreicher W. Mündlichkeit und Schriftlichkeit von Texten. [Verbality and writing of texts] / P.Koch, W. Oesterreicher // Textlinguistik [Textlinguistics]. – Tübingen: Narr, 2008. – S. 199-215. [in German]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.