Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2017.56.013

Скачать PDF ( ) Страницы: 103-105 Выпуск: № 02 (56) Часть 1 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Романова Е. В. О КОМПОЗИЦИОННОМ DIMINUENDO В ПЬЕСЕ ЧАЙКОВСКОГО «ШАРМАНЩИК ПОЕТ» / Е. В. Романова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2017. — № 02 (56) Часть 1. — С. 103—105. — URL: http://research-journal.org/art/o-kompozicionnom-diminuendo-v-pese-chajkovskogo-sharmanshhik-poet/ (дата обращения: 28.05.2017. ). doi: 10.23670/IRJ.2017.56.013
Романова Е. В. О КОМПОЗИЦИОННОМ DIMINUENDO В ПЬЕСЕ ЧАЙКОВСКОГО «ШАРМАНЩИК ПОЕТ» / Е. В. Романова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2017. — № 02 (56) Часть 1. — С. 103—105. doi: 10.23670/IRJ.2017.56.013

Импортировать


О КОМПОЗИЦИОННОМ DIMINUENDO В ПЬЕСЕ ЧАЙКОВСКОГО «ШАРМАНЩИК ПОЕТ»

Романова Е.В.

Кандидат искусствоведения, Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Санкт-Петербургская государственная консерватория имени Н.А. Римского-Корсакова»

О КОМПОЗИЦИОННОМ DIMINUENDO В ПЬЕСЕ ЧАЙКОВСКОГО «ШАРМАНЩИК ПОЕТ»

Аннотация

В процессе рассмотрения пьесы Чайковского к её композиции применены традиционные критерии отечественной теории простых форм с одной стороны и некоторые критерии теории смешанных форм с другой. Показано взаимодействие структурно-композиционного, мотивно-интонационного, гармонического, фактурного и динамического аспектов развития, подтверждена существенная роль композиционных особенностей в воплощении музыкального образа пьесы. Результаты могут быть использованы в практике преподавания анализа музыкальных произведений при реализации основных образовательных программ высшего образования.   

Ключевые слова: простая двухчастная форма, контрастно-составная форма, запев, припев, форма второго плана.

Romanova E.V.

PhD in Arts, Federal State Institution of Higher Education

«Saint-Petersburg Rimsky-Korsakov State Conservatory»

ABOUT COMPOSITE DIMINUENDO IN TCHAIKOVSKY’S PLAY «THE ORGAN-GRINDER SINGS»

Abstract

In the course of consideration of the play of Tchaikovsky traditional criteria of the domestic theory of simple forms on the one hand and some criteria of the theory of the mixed forms with another are applied to her composition. Interaction of structural and composite, motivno-intonational, harmonious, impressive and dynamic aspects of development is shown, the essential role of composite features in the embodiment of a musical image of the play is confirmed. Results can be used in practice of teaching the analysis of pieces of music at implementation of the main educational programs of the higher education.

Keywords: simple binary form, contrast and compound form, having started singing, a refrain, a form of the second plan.

Понятие формы второго плана преимущественно применяется при композиционном анализе сочинений, основанных на разновидностях вариационных форм, а также форм, определяемых обычно как смешанные. Вместе с тем анализ композиционного подтекста миниатюры зачастую выявляет такую степень индивидуализации претворения принципов той или иной простой формы, которая позволяет говорить и о скрытом действии формы второго плана. Установление этой формы, как правило, способствует уточнению результатов анализа музыкального материала не столько в структурном, сколько в содержательном аспекте. В качестве одного из ярких примеров обратимся к композиции пьесы «Шарманщик поёт» из «Детского альбома» П.И. Чайковского.

Эта пьеса (наряду со многими другими миниатюрами сборника) представляет собой музыкальную зарисовку с натуры, воплощая тем самым идею «виртуального» путешествия[1]. В ней, как и в «Неаполитанской песенке», Чайковский воспользовался напевом, услышанным в Венеции от уличных исполнителей[2]. В рамках контрастно-составной простой двухчастной формы[3] эта пьеса словно рисует сценку встречи с шарманщиком, передавая некоторые её нюансы и подробности.

Соотношение частей в пьесе подобно соотношению запева и припева в куплете и соответствует одному из типовых вариантов построения двухчастной формы. Экспозиционный раздел (такты 1-16 пьесы, пример 1) представляет собой квадратный период повторного строения и обладает при этом целым рядом выразительных особенностей. Наиболее яркой из них является ненормативное согласование кадансов, обусловленное совершающимся в конце первого предложения отклонением в тональность второй ступени – серединный каданс тем самым оказывается на субдоминантовой функции. Романсово-песенная жанровая природа этой мажорной темы, в целом весьма непритязательной, но вместе с тем не лишённой некоторой утончённости, выразительно оттенена отклонением в минор, что усиливает впечатление одухотворённого, открытого и непосредственного высказывания, начало которого словно отмечено эмоциональным выплеском. Тем самым первая часть композиции звучит особенно рельефно и выпукло.

Другими особенностями начального периода, вызванными упомянутым выше ладотональным отклонением, становятся начало второго предложения на другой высоте (мелодия на секунду выше) и на другой гармонической функции (II65). Они придают высказыванию динамичность, а периоду – большую слитность, основанную на функциональной разнородности предложений (первое – экспозиционное и развивающее, второе – развивающее и заключительное).

image001

Рис. 1 – начальный экспозиционный период

Вторая часть пьесы тоже представляет собой период, но организованный (в ладотональном и функциональном аспектах) гораздо более традиционно, благодаря чему он вполне естественно воспринимается как припев. Этот квадратный период повторного строения (такты 17-32 пьесы, пример 2) отличается от нормативного лишь серединным кадансом на тонике[4]. Благодаря отсутствию отклонений, строго соблюдаемой тонико-доминантовой функционально-гармонической схеме (без применения аккордов субдоминантовой функции), точной повторности предложений вторая часть пьесы звучит эмоциональным спадом – на смену «чувствительному романсовому откровению» приходит более спокойная и умиротворённая, подытоживающая интонация, отчётливо проступающая за повторяющимися фразами, подобными ласковому, мягкому прощанию.

Отметим некоторые  весьма индивидуализированные особенности тематического материала второй части, существенно влияющие на восприятие формы пьесы в целом.

Во-первых, точную повторность предложений нарушает динамика: p — в первом предложении и  pp — во втором. Идея diminuendo тем самым находит, прямое, непосредственное выражение, очевидно, способствующее эффекту пространственного удаления, воплощаемого в пьесе: наигрыш шарманщика становится всё менее и менее явственно слышен, менее различим – то ли слушатель миновал исполнителя, то ли наоборот.

Во-вторых, весьма яркой особенностью второй части является намеченный в мелодии диалог коротких мотивов (временами вызывающий ассоциации с приёмом скрытого двухголосия): в этом диалоге, с одной стороны, проявляется принцип рассеивания, снижения рельефности и характерности тематизма, а с другой —  отражается идея регистровой переклички, характерная для заключительных разделов музыкальной формы, основанных на эффекте спада, торможения.

Наконец, определяющим признаком второй части становится выдержанный на всём её протяжении органный пункт на тонической квинте.  Его применение явно акцентирует заключительную композиционную функцию в звучании второй части, что позволяет определить её не столько как контрастную, сколько как вторую часть типа коды.

Заметим также, что верхний тон квинты фигурирован – непрерывное чередование звуков de подобно вибрации, создающей звукографический эффект нечёткости, размытости контуров и ещё более усиливающей упомянутый выше  эффект пространственного удаления.

Существенным штрихом, подчёркивающим «нисходящую» композиционную направленность[5] второй части и пьесы в целом, является применённое Чайковским в последнем такте (т. 32, пример 2) так называемое выписанное замедление: в этот момент прекращается ранее неизменно соблюдавшаяся в силу комплементарного ритма сквозная пульсация восьмыми. Сохранившиеся в среднем пласте фактуры синкопированные терции сопровождения пульсируют тем самым в два раза медленнее, что и создаёт эффект замедления без применения соответствующих словесных ремарок (ritardando, ritenuto и т.п.).

image002

Рис. 2 – контрастная вторая часть (вторая часть типа коды).

Форма пьесы в целом может быть определена, таким образом, как простая двухчастная контрастно-составная с отчётливым проявлением на втором плане признаков простой двухчастной формы со второй частью типа коды[6]. При этом индивидуальной её особенностью становится постепенно кристаллизующаяся идея diminuendo, поддержанного ритмо-динамическими средствами: окрашенному в субъективно-лирические тона, эмоционально яркому материалу начального периода противопоставлен более нейтральный, объективный и менее индивидуализированный, воплощающий эмоциональный спад материал второй части (снижением рельефности, яркости и индивидуальной характерности материала объясняется композиционное родство рассматриваемой двухчастной формы с формой периода с дополнением), выписанное в последнем такте замедление и убывающая динамическая нюансировка подчёркивают эффект угасания. Именно эта особенность способствует яркости воплощения основного образа пьесы, связанного с постепенным ускользанием из виду, словно растворением в пространстве её главного персонажа и со своеобразным исчезновением-истаиванием звуковых следов его присутствия.

[1] Вспоминается название «О чужих странах и людях», данное Шуманом одной из пьес, вошедших в его «Детские сцены».

[2] «В Венеции по вечерам к нашей гостинице подходил иногда какой-то уличный певец с маленькой дочкой, и одна из их песенок очень мне нравится» [3, с. 132].

[3] В классификации Ю.Н. Тюлина подобные формы предлагается выражать схемой А+B в силу тематической самостоятельности второй части и наличию в ней новых интонационных элементов [2, с. 116].

[4] При этом возникает точная повторность предложений, в силу которой период приобретает сходство со строфической структурой.

[5] Композиционное родство рассматриваемой двухчастной формы с формой периода с дополнением позволяет говорить о явлении, родственном нисходящей композиционной модуляции в классификации В. Бобровского [1, с. 223].

[6] Аналогичное композиционное нисхождение (применение второй части типа коды) встречаем также в пьесе из «Детского альбома» «В церкви». Также отметим некоторые композиционные аналогии рассматриваемой пьесы с пьесой «Утренняя молитва»: обе они завершаются разделом, отчётливо выполняющим заключительную композиционную функцию, но при этом «Утренняя молитва» по форме представляет скорее период с дополнением.

Список литературы / References

  1. Бобровский В. Функциональные основы музыкальной формы. – М.: Музыка, 1978. — 332 с.
  2. Тюлин Ю. Музыкальная форма / Ю. Тюлин, Т. Бершадская, И. Пустыльник и др.; общая ред. проф. Ю.Н. Тюлина. – изд 2-е, испр. и доп. – М.: Музыка, 1974. – 361 с.
  3. П.И. Чайковский – Н.Ф. фон Мекк: переписка, 1876-1890: в 4 т. Т. 1. 1876-1877/ сост., научн.-текстолог. ред., комментарии П.Е. Вайдман. – Челябинск: MPI, 2007. – 704 с.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Bobrovskij V. Funkcional’nye osnovy muzykal’noj formy. [Functional bases of a musical form]. – M.: Muzyka, 1978. — 332 p. [in Russian]
  2. Tjulin Ju. Muzykal’naja forma [Musical form] / Ju. Tjulin, T. Bershadskaja, I. Pustyl’nik and others;general edited by Yu. N. Tyulin. – 2nd  edition, corrected and top. – M.: Muzyka, 1974. – 361 p. [in Russian]
  3. I. Chajkovskij – N.F. fon Mekk: perepiska, 1876-1890: v 4 t. T. 1. 1876-1877 [P. I. Tchaikovsky – N. F. fon of Mecca: correspondence, 1876-1890: in 4 t. T. 1. 1876-1877]. / drawing up., scientific and textual edition, comments P.E. Vaydman. – Cheljabinsk: MPI, 2007. – 704 p. [in Russian]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.